Июнь 1, 2018 – 18 Sivan 5778
Четыре жизни Рут Вестхаймер

image

Всемирно известному сексопатологу исполняется 90 лет  

Несмотря на свой возраст, эта маленькая – всего 1,40 м – моложавая женщина в любой аудитории всегда с энтузиазмом говорит о сексе. Когда заходит речь о сексуальном воспитании, сразу всплывает имя Каролы Рут Вестхаймер. Сегодня она всемирно известный сексуальный терапевт, но ее путь к научным высотам был усыпан шипами.

Недолгое счастливое детство
Карола Зигель родилась 4 июня 1928 г. в ортодоксальной еврейской семье в Визенфельде. Вскоре семья переехала во Франкфурт-на-Майн. Отец Каролы Юлиус Зигель торговал галантереей, мать Ирма ему помогала, а Сельма, мать отца, занималась Каролой.
По вечерам в пятницу отец шел с Каролой в синагогу. По ортодоксальной традиции туда ходили мужчины с сыновьями, но в семье Зигель была только девочка. Весной 1934 г. Каролу отдали в еврейскую школу. Она была очень маленького роста, и когда в школу пришел врач, чтобы обследовать детей, он удивился и спросил, что делает здесь эта малышка. Но Карола своими ответами убедила его, что может учиться, и ее оставили.
Но из-за прихода к власти Гитлера счастливое детство Каролы рано закончилось. Однажды воскресным утром к ее родителям пришли несколько мужчин. «Они не кричали и никого не били, – вспоминает Рут. – Просто попросили папу одеться и следовать за ними. Бабушка Сельма дала им деньги, попросив: „Заботьтесь получше о моем сыне“. И сегодня у меня перед глазами черные начищенные сапоги гестаповцев, арестовавших моего отца. Один из них мне сказал: „Твой отец вернется“. Стоя у окна, я видела, как папа обернулся и попытался улыбнуться. Я ему помахала». Юлиус Зигель оказался в трудовом лагере в Бухенвальде и больше никогда не увидел свою дочь…

Горы, озера и шоколад
5 января 1939 г. Карола с мамой и бабушкой стояла на железнодорожном вокзале во Франкфурте в ожидании «киндертранспорта» – одного из поездов, увозивших еврейских детей во Францию, Великобританию, Голландию, Бельгию и Швейцарию. Путь Каролы лежал в Швейцарию. Мама, взяв ее на руки, сказала на прощание: «Будь хорошей девочкой и учись прилежно. Тебе будет хорошо в Швейцарии. Мы скоро увидимся». А бабушка добавила: «Полагайся на добрую волю Всевышнего». Когда поезд тронулся, они еще долго бежали вслед… Карола махала им в надежде вскоре их вновь увидеть. Она не хотела уезжать, но ей объяснили, что, если она согласится, отца выпустят. Кроме того, ее соблазнили, сказав, что в Швейцарии очень много шоколада.
Детей привезли в сельскую местность Хайден, кантон Ааргау, и разместили в детском доме «Вартхайм». На Каролу Зигель было заведено дело № 855 555, где значилось ее иудейское вероисповедание. Швейцария взяла еврейских детей сроком на шесть месяцев, но этот срок каждые полгода продлевался, так что в итоге Карола провела там более шести лет.
В детдоме Карола вела дневник, куда с первого дня регулярно записывала все, что происходило с ней: «Подъем в 6.15. Застилаем постели. Умываемся, помогаем младшим. Идем пить кофе. После завтрака набираю ведро воды и мою полы на кухне, в коридоре и в туалете. По пятницам все это делаю очень тщательно. После школы надо подмести все помещения, вечером – работа с малышами: помогаю их мыть и укладывать спать. После ужина чищу обувь. В 20.30 ложусь спать». Чтобы доказать швейцарцам, что евреи не грязные (а такое мнение бытовало), дети постоянно скребли и мыли помещения, в которых жили.
«Я всегда стремилась к знаниям, – вспоминает Рут. – Папа мне говорил: „Учись, учись усердно. Знания – это то, что у тебя никто никогда не отнимет“». Она мечтала стать врачом, но в Швейцарии об этом нечего было и думать: как только представится возможность, ее сразу же попросят покинуть страну. В лучшем случае можно получить место для профессионального обучения, но без права работы в Швейцарии. Все годы пребывания там ее преследовала мысль, что она теряет время, не получая настоящего образования...
После отъезда Каролы отца действительно выпустили из лагеря, и родители часто ей писали. Мать знала, что Карола ведет дневник, и очень хотела при встрече прочесть его. Стоя на берегу Боденского озера и глядя на противоположный – немецкий – берег, Карола часта задавала себе вопросы: «Почему родители не могут приехать в Швейцарию? Почему я не осталась с ними?» В своих письмах родители успокаивали ее, сообщая, что вскоре получат разрешение на выезд. Но осенью 1941 г. письма прекратились.
А 22 октября 1941 г. Карола получила письмо от знакомых с сообщением, что родители и бабушка эмигрировали, но они не знают куда. На самом же деле 19 октября родные Каролы были депортированы в Краков, оттуда попали в гетто в Лодзи, а в августе были вывезены в Биркенау.

Надежда на Эрец-Исраэль
В середине мая 1945 г., сразу после окончания войны в Европе, в Вартхайм поступил список с именами депортированных, переживших Шоа. Затаив дыхание, Карола с надеждой ждала, когда произнесут ее фамилию. «Список закончился – холодно и пусто», – гласит запись в ее дневнике от 18 мая...

Нина РАЗРАН

«У евреев секс никогда не считался грехом»

После выступления Рут Вестхаймер в Берлине с ней пообщался автор газеты Jüdische Rundschau Герхард Хаазе-Хинденберг, который также написал ряд книг о сексуальной психологии.

– В своей книге «Небесное наслаждение» ты пишешь о том, что твоя ортодоксальная еврейская семья была больше укоренена в европейской, чем в еврейской культуре. По твоим словам, ты была бы более открытой и любопытной в сексуальном плане, если бы в детстве подверглась более еврейскому, чем европейскому влиянию…
– Именно так. В какой-то момент, уже в Америке, я задала себе вопрос о том, почему мне в моих книгах, радиопрограммах и позже в 450 телепередачах проще говорить о сексе, чем воспитанным в пуританских традициях американцам. Позже я поняла: дело в том, что я еврейка, хотя и не столь ортодоксальная, как в детстве. Да и в ходе бесед с Йонатаном Марком мне стало ясно, что я так свободно могу говорить об этом, поскольку в еврейской религии секс никогда не считался грехом.
– В Нью-Йорке ты ведешь очень еврейский образ жизни?
– Я состою в двух синагогальных общинах – консервативной и реформистской. Это очень удобно. Если я не появляюсь в одной, то там думают, что я в другой. А я в это время могу отправиться в театр (смеется). А если серьезно, то иудаизм много значит для меня. Некоторое время я даже посещала ортодоксальную синагогу, но она закрылась из-за недостатка прихожан.
– Я вполне согласен с утверждением о положительном отношении иудаизма к сексуальности. Я думаю, что в этом следует искать объяснение того факта, что многие известные сексуальные терапевты – от Зигмунда Фрейда до Магнуса Хиршфельда – были евреями.
– Я не знаю, в какой степени был близок еврейству Магнус Хиршфельд. А Фрейд…
– …вообще был противником религии.
– С ним у меня есть определенные проблемы, хотя в некоторых областях он и был гением. Возможно, ему следовало посетить мои курсы, поскольку он совершенно игнорировал женскую сексуальность… Ему следовало познакомиться с трудами раввина Моше бен Нахмана, известного также как Рамбан. Это известнейший еврейский ученый, живший в XIII в. В своем труде «Игерет Хакодеш» он писал, что муж может иметь половую связь со своей женой «любым способом – естественным или неестественным, может целовать любую часть ее тела». По тем временам это было что-то неслыханное! Я всегда цитирую этого раввина, чтобы показать, насколько мудры были эти люди, не желавшие превращения секса в скучную обязанность. А именно таковой он становится, если им заниматься всегда в одной и той же позе и в один и тот же день, даже если это вечер в пятницу…

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь