90 лет назад не стало Александра Фридмана  

Летом 1922 г. престижный немецкий физический журнал Zeitschrift für Physik напечатал обращение «К немецким физикам!». Правление Германского физического общества призывало помочь российским коллегам, которые в силу сложившихся условий продолжительное время испытывали информационный голод, практически не получая зарубежных научных журналов. Указывался адрес, куда предлагалось направлять публикации последних лет, которые впоследствии планировалось пересылать в Петроград. В том же номере журнала, но многими страницами дальше, была напечатана статья, присланная из России, в которой шла речь об общей теории относительности Альберта Эйнштейна. Имя автора – Александр Фридман – было незнакомо немецким физикам.
***
Александр Александрович Фридман родился в Петербурге 17 июня 1888 г. В его генах, отмечает Е. Иорданишвили, весьма крепко оказались спаянными еврейская и славянская кровь. Дед по отцу родился за чертой оседлости в западных районах Российской империи и, достигнув призывного возраста, попал в российскую армию, в школу военных кантонистов (музыкантов), куда нередко призывались юноши-евреи. После крещения у евреев в России появлялись некоторые перспективы. Это обстоятельство и позволило ему окончить еще одно училище в Ревеле и дослужиться до помощника военного лекаря.
Дед по материнской линии происходил из обрусевших моравских чехов. Отец Александра Фридмана (тоже Александр Александрович) был артистом кордебалета Императорских Санкт-Петербургских театров, мать Людмила Воячек – пианисткой.
С детства Александр проявлял интерес и способности к математике. Много позже вдова Фридмана рассказывала: «В детстве для него было придумано самое строгое наказание, усмирявшее его непокорный нрав: его оставляли без урока арифметики. И таким он остался на всю жизнь».
Математические способности Александра Фридмана получили дальнейшее развитие в годы учебы в гимназии, по окончании которой он получил «золотой аттестат». Примечательна запись в журнале протоколов педагогического совета гимназии: «Из числа окончивших курс наибольшие надежды подают относительно дальнейших успехов в математических науках Капустин, Тамаркин, Фридман, Старопольский и Иванов...»
В последних классах гимназии куратором Фридмана был один из ведущих математиков России и мира той поры академик А. Марков. Одна из работ гимназиста Фридмана, посвященная числам Бернулли, была принята в качестве статьи в немецкий журнал Mathematische Annalen, который издавали известные математики Кляйн и Гильберт.
Революционные события 1905 г. в России захватили и старшие классы гимназий. Не остался в стороне и юный Фридман. Гимназисты потребовали удаления реакционно настроенных преподавателей, возможности участия представителей учащихся в заседаниях педсоветов.
После окончания гимназии Александр поступил на математическое отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Привлекает внимание содержание удостоверения, выданного директором гимназии и представленного А. А. Фридманом для поступления в университет: «Получивший аттестат зрелости в 1906 г. А. А. Фридман занимался самостоятельно элементарной математикой начиная с 3-го класса, а начиная с 5-го класса – физикой и высшей математикой, пользуясь указаниями академика А. А. Маркова. Отделы по высшей математике, изучению коих он посвятил себя, следующие: теория чисел Бернулли, теория простых чисел, теория сравнений и теория функций... На выпускных экзаменах 24 мая 1906 г. г-н Фридман излагал теорию сравнений и теорию тригонометрических функций».
В университетском студенческом математическом кружке делались доклады не только по математике. На одном из заседаний Фридман зачитал свой доклад «О каналах на Марсе». Эта тема, вызвавшая ажиотаж после исследований итальянского астронома Скиапарелли, который увидел в мощный телескоп сеть каналов на Марсе, привлекла внимание и петербургских студентов. Доклад Фридмана вызвал аплодисменты слушателей.
Фридман отличался от своих сокурсников. Обычно математики не обращают внимания на то, какие прикладные вопросы выясняются чистым решением дифференциальных уравнений. Фридман придерживался иного взгляда. В 1907 г. судьба свела молодого студента с выдающимся физиком ХХ в. Паулем Эренфестом, чье научное и нравственное влияние на него оказалось весьма серьезным. Посещая физический семинар Эренфеста, молодые А. Фридман, Я. Тамаркин, Ю. Крутков общались с маститыми физиками А. Иоффе, К. Баумгартом, М. Кирпичевым. В 1910 г. Фридман совместно с С. Дианиным публикует в журнале «Вопросы физики» статью «К возвращению кометы Галлея». Это было первое обращение Фридмана к вопросам астрономии и космогонии.
В том же году Александр блестяще окончил университет. Встал вопрос о поступлении в аспирантуру. Имя его уже было известно в физических и математических кругах не только России, но и Германии, Австро-Венгрии, Англии. Рекомендуемые в аспирантуру могли быть принятыми и со стипендией, и без нее. Но из-за материального положения Фридмана приемлемым для него был лишь первый вариант. На сей раз добрым ангелом-ходатаем (впрочем, не единственным) выступил известный математик В. А. Стеклов. В результате Фридман стал аспирантом физико-математического факультета на кафедре математики. Вместе с ним были зачислены и его талантливые друзья Василий Булыгин и Яков Тамаркин. Стеклов записал в своем дневнике: «За 20 лет моей преподавательской деятельности я не встречал столь даровитых молодых людей...»
Университетское образование дополнялось активным самообразованием. Интересы и знания Фридмана не ограничивались чистой математикой. Он изучал работы в области теоретической метеорологии и электродинамики. В 1911 г. вместе с Николаем Крыловым молодой ученый читал лекции в Горном институте, а также преподавал в Институте инженеров путей сообщения курс «Основы воздухоплавания» – совершенно новую дисциплину. О глубине проникновения в эту область свидетельствуют статья Фридмана «К теории аэроплана», опубликованная в двух номерах журнала «Вопросы физики» за 1911 г.
Будущий академик Юлий Харитон вспоминал, что, когда он учился в Политехническом институте на созданном А. Иоффе физико-механическом факультете, на всех студентов глубокое впечатление произвел Александр Фридман, который читал курс механики.
В 1913 г. Фридман сдал экзамены на степень магистра чистой и прикладной математики. Заинтересовавшись математической аэрологией, он поступил на работу в Главную физическую обсерваторию в Павловске, входившую в состав Российской академии наук. Некоторое время проходил стажировку в Лейпцигском университете. Летал на дирижаблях, принимая участие в подготовке к наблюдению солнечного затмения в августе 1914 г.

Семен КИПЕРМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию