Январь 31, 2019 – 25 Shevat 5779
Человек надежды

image

415 лет назад родился Менаше бен Исраэль  

Осенью 1644 г. в Амстердаме появился необычный путешественник из Южной Америки. Будучи «новым христианином», он звался Антонио де Монтезинос. Теперь же, вернувшись к своему еврейскому имени, стал Аароном Леви де Монтезиносом. Путешественник рассказывал удивительную историю: будто бы в своих долгих странствиях по американскому континенту он встречал индейцев, знавших молитву «Шма» и считавших себя происходящими от колена Реувена. Поблизости же якобы жили и потомки колена Иосифа. Де Монтезинос утверждал, что индейцы эти намерены вскоре покинуть свои земли, чтобы принять участие в грядущем освобождении еврейского народа. В подтверждение своих слов он при свидетелях подписался под утверждением о том, что все им рассказанное – чистая правда.
Для одного из лидеров еврейской общины Амстердама эта необыкновенная история удивительным образом стала поворотной точкой в судьбе. В наше время лишь крайне наивный человек был бы способен поверить в нее, однако тогда для многих подобный рассказ звучал вполне достоверно. Впечатленный свидетельством о существовании десяти колен на американском континенте и желая принести долгожданное освобождение еврейскому народу, Менаше бен Исраэль, оставив свой дом в Амстердаме, также отправился в путь. Правда, совсем не в Америку, а в куда более близкую, но при этом гораздо менее доступную Англию.

От Мануэля к Менаше
В списках португальской инквизиции фигурирует имя Мануэля Диаса Суэйро, родившегося на Мадейре в 1604 г. Судя по всему, это первое официальное упоминание о человеке, сыгравшем важнейшую роль в истории европейских евреев и прославившемся как раввин Менаше бен Исраэль.
История его родителей Йосефа Диаса и Грации Суэйро из Лиссабона типична для португальских евреев того времени. После насильственного крещения они были записаны в качестве «новых христиан», но точно так же, как и в Испании, получили от окружающих презрительное прозвище «мараны» (исп. – «свиньи»). Даже самые преуспевающие среди них, обладатели престижных профессий, входившие в местную элиту, будучи под постоянным подозрением в том, что они тайно продолжают исповедовать иудаизм, часто подвергались арестам, которые влекли за собой пытки, потерю имущества, а порой и смерть. Подобная судьба не миновала и Йосефа. Побывав в руках инквизиторов, искалеченный и лишенный имущества, он все же сумел вернуться к семье. Спустя несколько лет скитаний, в ходе которых и родился Мануэль, семья осела в Амстердаме, где могла наконец перестать скрывать свою приверженность еврейскому образу жизни.
В 1604 г. население Амстердама насчитывало около 100 тыс. человек. По оценкам, не более 500 из них считались евреями. Практически все они были бежавшими сюда насильно крещенными евреями сефардского происхождения. К этой общине и присоединилась семья Йосефа Диаса, вернувшая себе вместе с образом жизни и еврейские имена. На церемонии обрезания, проведенной, вероятно, в 1610 г., когда мальчику было шесть лет, Менаше бен Исраэль навсегда сменил Мануэля Диаса Суэйро.
Бежавшие от инквизиции евреи стремились дать своим детям хорошее еврейское образование. Учителя в талмуд-тору амстердамской общины были приглашены из мест, где обучение еврейской традиции не прерывалось. Так, раввин Ицхак Узиэль был из расположенного в Северной Африке Феса, а раввин Шауль Мортейра – из Венеции. Учеба включала в себя отнюдь не только изучение еврейской традиции. В дополнение к языкам, литературе и пониманию аспектов международного положения, детям преподавались и другие предметы. Раввин Узиэль был сведущ в математике и астрономии, будучи при этом также поэтом и знатоком грамматики иврита. В свою очередь, раввин Мортейра, возглавлявший общину на протяжении полувека, был выдающимся оратором.
Впоследствии Менаше бен Исраэль в полной мере использовал знания и навыки, полученные им от учителей. Благодаря своим выдающимся лингвистическим способностям (он владел португальским, испанским, ивритом, голландским, английским, латинским, а также, по всей видимости, греческим, арабским, французским и итальянским) Менаше бен Исраэль был знаком с огромным пластом научной и философской литературы своего времени: от каббалистических трудов до церковных текстов. Кроме того, он был одаренным оратором и с 15 лет выступал перед общиной с проповедями. Открытый к новшествам, он в 22 года основал первую в Голландии типографию на иврите. Благодаря ей и приносимым ею доходам, Менаше бен Исраэль вскоре установил широкий круг знакомств и связей, прежде всего среди творческой элиты своего времени, нуждавшейся в его издательстве. С годами он приобрел широкую известность как проповедник и писатель, причем не только в крошечной еврейской общине Голландии, но и в кругах просвещенных неевреев – как в стране, так и за ее пределами. Не достигнув еще и 40 лет, он стал одним из руководителей общины.

Провидец
Судя по всему, Менаше бен Исраэль, присутствовавший при подписании де Монтезиносом своего рассказа, был чрезвычайно взволнован услышанным, осознавая последствия обнаружения десяти потерянных колен. Более того, он получал десятки писем от христианских ученых Европы, просивших его поделиться подробностями этой истории. Несколько особенно эмоциональных писем пришли от английских исследователей. В ответ на их просьбу прокомментировать известие Менаше писал: «По поводу свидетельства господина Антонио Монтезиноса я подготовил трактат, который в скором времени опубликую». В 1650 г. книга действительно вышла в свет. Написанная на латыни, она называлась «Надежда Израиля». В посвящении революционному правительству Британии автор просил «покровительства и доброй воли» во имя «нашего народа, рассеянного почти по всем странам света».
Из последующих публикаций и писем Менаше становится ясна его твердая убежденность в том, что для улучшения жизни еврейского народа и приближения прихода Мессии следовало добиваться для евреев возможности вернуться в Англию. Эта позиция, разобранная в трактате «Надежда Израиля», строилась на следующих утверждениях.
• Важнейшие общины еврейской диаспоры того времени, практически полностью разоренные инквизицией и погромами Хмельницкого, были охвачены отчаянием и унынием. Евреев преследовали практически по всей Европе и даже в некоторых регионах Америки.
• Согласно предсказаниям о мессианских днях, описанных в Книге Даниила, рассеяние евреев по всему миру являлось необходимым условием для последующего избавления. Из свидетельства же Монтезиноса можно было заключить, что евреи действительно расселены по всему миру, что служило, таким образом, дополнительным подтверждением приближения избавления.
• Однако до тех пор, пока евреям был закрыт доступ в Англию, расселение евреев не было завершено...

Цви ГОЛЬДБЛЮМ
Перевод Александра Непомнящего

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь