Беседа с кинорежиссером и публицистом Григорием Амнуэлем  

Григорий Амнуэль – очень разносторонняя личность: кино- и театральный режиссер, тележурналист, автор и продюсер более чем двух десятков документальных фильмов, создатель ряда публицистических телепрограмм на российских и латвийских телеканалах. Его фильмы демонстрировались в Европарламенте, а также на ведущих телеканалах в США, Польше, Чехии и Латвии. Является редактором журнала «Посев» и исполнительным директором Открытого клуба «Международный диалог». В марте 2014 г. вместе с рядом известных российских деятелей науки и культуры подписал открытое письмо властям РФ с протестом против оккупации Крыма. 13 февраля Григорию Марковичу исполнилось 60 лет, и накануне юбилея с ним побеседовал наш корреспондент.

– Уважаемый Григорий, я читал, что у вас есть немецкие корни.
– Да, по материнской линии я немец, из балтийских немцев – Ostpreußen.
– Но нас интересует не только ваше немецкое, но и еврейское происхождение…
– С еврейским происхождением все просто: мой отец родился в Барселоне, он – из испанских евреев, но моя семья очень давно, еще в период Фердинанда и Изабеллы, приняла католичество. Поэтому, с религиозной точки зрения, мы никакого отношения к еврейству не имеем, а вот с точки зрения крови – да!
– Сталкивались ли вы с проявлениями антисемитизма по отношению к себе?
– Когда я пришел в первый класс, мне объяснили, что я, с одной стороны, «жидовская морда», так как я Григорий Маркович, а с другой – «фашист», поскольку моя мама немка, а папа – испанец (имеется в виду гражданство. – Е. К.).
– А в более зрелом возрасте? Например, в студенческие годы, на бытовом уровне?
– У меня не было студенчества, так как меня выгнали из школы за антисоветскую пропаганду. Я никогда не состоял ни в комсомоле, ни в партии. На бытовом уровне, честно говоря, я с антисемитизмом не сталкивался по одной простой причине: я был настолько противником советской власти, что ко мне накрепко были приклеены понятия «антикоммунист» и «враг». Все остальные нюансы, в том числе, национального и религиозного характера, отходили на второй план. В моей жизни политический выбор был всегда первичен.
– Чтобы подвести черту под этим «еврейским» блоком, хочу спросить: чем, по-вашему, вызван антисемитизм в России, который никуда не делся, хотя и не проявляется так ярко, как в 1990-е гг.?
– Мне кажется, антисемитизм существует везде. По крайней мере, я объехал более 60 стран, работал во многих из них и не могу назвать ни одной страны, где его нет. К сожалению, и Израиль не является исключением. Я понимаю, что вас в связи с направлением вашего издания прежде всего интересует антисемитизм, но это, с моей точки зрения, одно из проявлений общей неприязни ко всем, кто на тебя не похож. Она легко перекидывается на любую другую нацию. Ведь самое простое – не искать проблему в себе (возможно, я чему-то недоучился, чего-то недоузнал, недооткрыл или недопонял), а сказать: что-то в моей жизни не удалось, потому что рядом со мной есть более удачливый человек, у которого другой цвет волос или иная форма носа. Просто еврейская история в этом плане более яркая, но сказать, что она уникальна, я бы не осмелился.
– Ваша деятельность очень разностороння. Почему вас заинтересовало кино, а тем более – документальное?
– Меня интересует не только документалистика. Я занимаюсь публицистикой, то есть и в игровом, и в документальном кино прежде всего интересуюсь проблемами человека, личности и ее конфликта с обществом, или с системой, или с государством. В детстве я буквально на протяжении одной недели посмотрел два великих фильма, которые произвели на меня очень сильное впечатление: «Обыкновенный фашизм» Михаила Ильича Ромма и «Фараон» польского режиссера Ежи Кавалеровича. Отвечая на ваш первый вопрос, я сказал, что мне довольно рано пришлось столкнуться с необходимостью выяснить, что такое «жидовская морда» и «фашист». Самой лучшей книгой, дававшей ответ на эти вопросы, была имевшаяся у нас дома и изданная очень небольшим тиражом в советское время книга стенограмм заседаний Нюрнбергского процесса. Я ее, несмотря на юный возраст, штудировал несколько раз. После этого первая идея была стать международным юристом, но дома мне быстро объяснили, что с моим происхождением и фамилией это не самый лучший вариант планов на будущее. После этих двух фильмов, которые, с моей точки зрения, имеют отношение к тому, о чем мы говорим, я понял, что языком кино можно сказать даже больше, чем простым словом. Кинопоказ – уникальная ситуация. Собрав в темном зале разных людей, мы все время, пока идет фильм, заставляем их внимательно слушать и смотреть то, что нам хотелось им сказать. Людям можно сказать абсолютно все, и они вас слушают и смотрят! Это не означает, что они полностью разделяют ваше мнение, но смотрят и слушают в течение 60–90–120 минут. Зал объединен в данный момент только одним: восприятием того, что вы им говорите. Кино, как и появившиеся позже иные виды визуальной культуры, является сильнейшим инструментом воздействия на сознание людей. Зрители, выходя из кинотеатра после окончания фильма, о чем-то задумываются. Кино – это ведь не только попкорн. Приведу один личный пример. В начале 1970-х я работал в Госкино СССР, куда пошел специально, чтобы иметь возможность смотреть то, что было запрещено смотреть. В декабрьский холодный день, когда температура на улице была ниже –20°C, я посмотрел великий фильм Лукино Висконти «Гибель богов». Вышел на улицу и только дойдя до дома (идти было минут 10–15) понял, что забыл в гардеробе верхнюю одежду. Пришлось возвращаться, но холода я не чувствовал, так как фильм потряс сильнее любого мороза. Вот оно – воздействие кинематографа! Разумеется, этот фильм, как и многие другие, я помню в раскадровке и знаю каждую сцену наизусть. Выбор кино был альтернативой ненормальности жизни в СССР. Кино – более сильный механизм, чем даже «сам-» или «тамиздат». На закрытых просмотрах имелась возможность смотреть все, что снимается во всем мире, а это открывало гигантские шлюзы, которые, пожалуй, не давали даже западные радиостанции – «Свобода», «Голос Америки», Би-би-си...

Беседовал Евгений КУДРЯЦ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь