По следам визита американского президента в Израиль  

Итак, все это уже почти история – споры о расписании визита Дональда Трампа в Израиль и о том, будет ли включено в него посещение мемориала «Яд ва-Шем», и красная ковровая дорожка длиной 80 м, в конце которой по требованию премьера выстроились все израильские министры. И депутат Орен Хазан, израильский мини-Жириновский, прорвавшийся в первые ряды и сделавший селфи с несколько ошалевшим Трампом, тоже не более чем история, о которой завтра никто не вспомнит. Так что стенания о том, что Хазан опозорил Израиль на весь мир, сильно преувеличены. Он повел себя так, как на его месте повел бы себя почти любой молодой израильтянин с улицы. Ну, припозднилась у него молодость, бывает…
Вопрос на самом деле заключается в том, каким образом длившийся 27 часов визит президента Дональда Трампа в Израиль действительно войдет в историю. Запомнится ли он рукой Трампа, дважды отвергнутой его супругой Меланией, или тем, как Мелания вдруг перестала быть «снежной королевой» в общении с супругой израильского президента Нехамой Ривлин, или трогательным подарком Нехамы оставшемуся дома 10-летнему сыну Трампа… Или все же чем-то другим, куда более значительным?
А визит этот в самом деле был историческим, и по-настоящему это стало понятно, когда Дональд Трамп пообщался с раввинами у Стены Плача, а затем помолился у нее, вложил в Стену записку и долго молча молился про себя… Да, у Стены Плача в свое время появлялись и Билл Клинтон, и Джордж Буш, и Барак Обама, но все они делали это не в период своего президентства, потому что на такое посещение «спорной» территории Госдеп всегда налагал негласное табу. Трамп стал первым президентом США, который сломал это табу.
И то, что позже под распространенной Госдепом фотографией президента в черной кипе у Стены Плача появилась подпись «Иерусалим. Израиль», тоже было отказом от старого табу. Никогда прежде, несмотря на давно принятый закон, объявляющий Иерусалим столицей Израиля, под сделанным в этом городе снимком президента не стояла такая подпись. «Иерусалим», – скромно подписывалась фотография, а где он, этот Иерусалим, в каком царстве-государстве, Госдепу как будто было неведомо. Возможно, именно такая «мелочь», как подпись под фотографией Трампа у Стены Плача, и заставила Нетаньяху заявить на брифинге, что впервые в жизни он вдруг ощутил надежду на реальные перемены на Ближнем Востоке.
Впрочем, большинство комментаторов связывают эти слова с заявлением Трампа о том, что ему удалось убедить арабских лидеров начать налаживать отношения с Израилем, не дожидаясь окончательного урегулирования израильско-палестинского конфликта.
Как бы то ни было, состоявшуюся в отеле «Кинг Дэвид» встречу с глазу на глаз с Трампом сам Нетаньяху назвал на брифинге потрясающей. «Причем, когда я говорю „потрясающая“, это объясняет все. Мы прекрасно понимаем друг друга. Я хочу поблагодарить вас, господин президент, за ваши обязательства относительно мира и безопасности Израиля. Мы высоко ценим изменение отношения политики США по отношению к Ирану. Народ Израиля благодарит вас за это», – сказал премьер, появившись перед журналистами.
Но многим почему-то больше запомнилась другая его фраза: «Рассказывают, что великий Авраам Линкольн говорил, что нет в мире города, который он хотел бы увидеть больше, чем Иерусалим. Господин президент, дорогой Дональд! Нет в мире города, в котором ты можешь быть более желанным гостем, чем в Иерусалиме. Добро пожаловать в Иерусалим! Добро пожаловать в Израиль!»
Это было, конечно, красиво, но не более того. А вот слова о том, что Нетаньяху, всю жизнь – то как военный, то как дипломат, а затем как политик, занимающийся арабо-израильским конфликтом, – впервые чувствует надежду, похоже, шли от самого сердца.
И все же главные события развернулись во второй день визита. Он начался с поездки высокого гостя в Бейт-Лехем на встречу с Махмудом Аббасом. Здесь Трампа, помимо почетного караула, встречали палестинские дети, и это выглядело, если честно, куда трогательнее, чем толпа министров.
Но к этому времени все телеканалы мира уже были сосредоточены на теракте в Манчестере, и Трамп не замедлил воспользоваться этим обстоятельством. «Символично, что мы встречаемся именно в столь непростой день, – сказал он председателю Палестинской автономии (ПА). – Следует помнить, что хорошего террора не бывает. Любой террор заслуживает самого жесткого осуждения и должен быть осужден». Это был прямой намек на то, что Аббас не только ни разу напрямую не осудил теракты против Израиля, но и, восхваляя шахидов, в какой-то мере солидаризировался с ними.
Трамп ясно дал понять, что ждет от Абу-Мазена однозначного осуждения террора, а также прекращения выплат зарплат сидящим в тюрьмах террористам и пособий их семьям, иначе ни на какую поддержку со стороны США, включая материальную, ПА рассчитывать не стоит. И это тоже было что-то новое, особенно с учетом огромного подарка, который накануне ухода в отставку сделал палестинцам Обама.
В руководстве ПА не скрывали своего разочарования: в ходе этой встречи Трамп ни разу не упомянул идею создания «двух государств для двух народов», зато «излишне педалировал» тему террора. Вот почему сразу после его отъезда Абу-Мазен поспешил дать пресс-конференцию, на которой заявил, что действительно заверил президента в готовности начать диалог с Израилем, но при этом его позиция осталась неизменной: «Мы по-прежнему настаиваем на том, что мир возможен только на основе создания двух государств для двух народов со столицей палестинского государства в Иерусалиме».
В населенных пунктах ПА тем временем проходили демонстрации против визита Трампа, сопровождаемые сжиганием чучел, напоминающих американского президента. Последний акт является языческим и категорически запрещен исламом, но кого это волнует? А вот заявления Трампа по поводу ХАМАСа вывели из себя десятки тысяч жителей ПА.
Ну а затем был визит президента с супругой в «Яд ва-Шем» и то событие, которое изначально было обозначено всеми как центральное: речь Дональда Трампа в Музее Израиля.
Кстати, как потом рассказал спикер Юлий Эдельштейн, по всем правилам Трамп должен был произносить эту речь в Кнессете, и именно так изначально планировалось. Однако затем обе стороны поняли, что в этом случае велика угроза того, что некоторые депутаты выкриками попытаются сорвать выступление Трампа, поэтому оно было перенесено в Музей Израиля, а участники этого мероприятия прошли строгий отбор. Во всяком случае, Орен Хазан в их число е попал.
Президент начал свою речь с выражения соболезнования жертвам кровавого теракта в Манчестере. «Мы все наблюдали это страшное зрелище… Мы видели прекрасные лица детей и подростков, погибших в результате этого очередного преступления против человечества, – сказал Трамп. – Я уже говорил это и повторю снова: мы должны вырвать сам корень террора, уничтожить его чудовищную идеологию и защитить наших мирных граждан и граждан планеты. Все народы, весь цивилизованный мир должен присоединиться к этой борьбе. И этот мой визит на Ближний Восток преследует ту же задачу: объединить народы региона вокруг общей цели, чтобы нанести поражение террору, который угрожает всему миру».
Затем Дональд Трамп высказал свое отношение к Иерусалиму, подчеркнув неразрывную связь этого города с еврейским народом: «Это великая честь – находиться здесь, в древнем Иерусалиме, стоять перед гражданами Израиля и всеми жителями Ближнего Востока, которые хотят мира и спокойствия. Иерусалим – это святой город. Как велико его историческое значение и наследие! Как древни и вечны узы, связывающие эту землю с еврейским народом! Они уходят вглубь тысячелетий, во времена царя Давида, звезда которого развевается сейчас на бело-голубом флаге Израиля».

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь