Июль 27, 2018 – 15 Av 5778
Блеф во спасение кресла

image

Ангеле Меркель удалось временно отодвинуть развал коалиции  

В прошлом выпуске «ЕП» мы сообщали о том, что канцлер Ангела Меркель, правительство которой оказалось под угрозой развала из-за разногласий с баварским ХСС по вопросу о «беженцах», оказалась поставленной перед непростой задачей: чтобы еще на какое-то время удержаться в кресле, ей необходимо подвигнуть европейских партнеров к выработке единого подхода к иммиграционной политике, приемлемого для всех – от левых в Испании и Греции до крайне правых в Италии и Венгрии.

Как тать в ночи
Срочно созванный сбор в Брюсселе проходил в соответствии со знакомым ритуалом. Если верхушка ЕС встречается для «кризисного саммита», то это ни в коем случае не в нормальное рабочее время, когда человеческий организм способен функционировать эффективно. Нет, раз уж дело касается кризиса, то атмосфера должна этому соответствовать: встреча глубокой ночью, так, чтобы к рассвету заспанные главы государств и правительств могли предстать перед камерами и сообщить охрипшими голосами о результатах ночного бдения. Именно в такой постановке, когда политики выглядят настолько измученными и жалкими, что вызывают у граждан не меньше сочувствия, чем африканские беженцы, сошедшие по трапу в сицилийском порту, избирателей проще всего убедить в том, что их хорошо оплачиваемые политики сделали все, что было в их силах для решения проблем, сохранения единства ЕС, да чего там мелочиться – для спасения мира.
Вот и на сей раз президент Европейского совета Дональд Туск сообщил о «прорыве» на переговорах в 4.34, написав в Twitter о том, что их участники пришли к единому мнению о будущей иммиграционной политике. Вероятно, это должно было вызвать у всех облегчение, но план не сработал. Уж больно похожие заученные фразы повторяли вслед за Туском ранее придерживавшиеся несхожих позиций участники переговоров – прижатая к стенке собственным партнером по коалиции Ангела Меркель, стремительно теряющий популярность французский президент Эммануэль Макрон, продолжающий набирать популярность австрийский канцлер Себастьян Курц или недавно возглавивший весьма необычное правительство Италии Джузеппе Конте. И кто бы сомневался: при ближайшем рассмотрении выясняется, что, как и предполагалось, ни о чем договориться не удалось. То есть абсолютно ни о чем! За каждой обтекаемой формулировкой итогового документа – зияющая пустота.
Откроет Италия свои порты для судов, транспортирующих «беженцев» в Европу, или они и дальше будут бороздить Средиземное море в поисках того, кто согласится их принять? Неизвестно. Сможет ли Германия разворачивать на своей границе тех иммигрантов, которые уже подали прошение о предоставлении убежища в другой европейской стране? Кто его знает… Хотя европейские политики в очередной раз «договорились» о том, что уже давно записано в Дублинском соглашении: беженец вправе подать подобное прошение в одной-единственной стране Шенгенского пространства.
Если уж политики гордятся договоренностью о том, что давно закреплено в законодательстве, то сторонним наблюдателям тем более надлежит радоваться этому, поскольку в ЕС подобное единство на базе предыдущих договоренностей уже давно не является чем-то само собой разумеющимся и требует напряженных ночных баталий.
Будут ли «беженцы», массово прибывающие в Италию, «солидарно», то есть в принудительном порядке, распределены между всеми странами – членами ЕС? Конечно же, нет, поскольку страны Восточной Европы это категорически отвергают. Так что после многочасовых дискуссий договорились о том, что те страны, которые захотят принять «беженцев», могут это делать. Воистину прорыв! Столь же добровольно европейские страны могут создавать на своих территориях лагеря для беженцев. Много говорили на саммите и об идее создания лагерей в Северной Африке, но все больше в сослагательном наклонении и не заостряя внимание на том, кто и что понимает под этими лагерями. В то время как левые политики полагают, что именно там потенциальные беженцы смогут подавать прошение об убежище, председательствующая ныне в ЕС Австрия подобную возможность отвергает, считая, что лагеря могут служить лишь для временного размещения спасенных в Средиземном море «беженцев» с последующей отправкой их на родину. Сами африканские государства, которым предстояло быть «осчастливленными», узнали об этом преимущественно из СМИ одновременно с гражданами европейских стран, которым все это пытались продать как «договоренность». Вряд ли все это стоило бессонной ночи…
Единственной реальной договоренностью саммита стало решение усилить полномочия и увеличить финансирование Европейского агентства по безопасности внешних границ Frontex. По настоянию Мальты и Италии страны – члены ЕС договорились оказывать поддержку береговой охране Ливии, откуда отправляется большинство суден с нелегалами, а также обязались разблокировать второй транш финансовой помощи (3 млрд €) из фонда, предназначенного для поддержки центров по принятию беженцев в Турции.

«Типичные для ЕС выдумки»
Чтобы скрыть безрезультатность встречи, Меркель объявила о том, что ей удалось заручиться согласием 14 европейских стран обсуждать вопрос о приеме «своих» беженцев, которых после заключения соответствующих соглашений Зеехофер в полном соответствии со своим планом мог бы разворачивать на границе ФРГ. Особого доверия сообщение не вызвало. Во-первых, все эти страны названы не были. А во-вторых, многие из названных, например Польша, Чехия и Венгрия, тут же опровергли наличие подобных договоренностей.
Комментируя итоги саммита, бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис заметил: «Никакой сделки нет, есть типичные для ЕС выдумки. Они договорились насчет красивой формулировки, они ее торжественно огласили, но в реальности никакого соглашения и никакого согласия между ними нет. Они собрались в Брюсселе, чтобы реанимировать Дублинскую конвенцию, которая никогда не предназначалась для борьбы с массовыми миграционными потоками. Их целью было разрешение проблемы вторичной миграции, поскольку ХСС потребовал решительных действий и поставил под угрозу существование правительства Меркель. Однако конечная декларация не имеет смысла: это не сделка, а одно название, и она никоим образом не стабилизировала проект под названием Европейский Союз».
Конечно, в глубине души все политики понимают, что путь, на котором они стоят, ведет к краю бездны. Большинство из них понимает, что действенное решение может быть только жестким и болезненным. Но принять на себя ответственность за подобное решение не готов никто. Нет в Европе политиков, реально готовых поставить заслон на пути потока людей, без каких-либо правовых оснований штурмующих европейский континент. О том, что лишь небольшая часть из этого потока в действительности спасает свою жизнь, в то время как большинство ищет лучшей жизни, всем прекрасно известно, но политики по-прежнему изображают из себя праведников, верящих лишь в доброе и светлое в человеческой натуре.
Любую границу можно охранять, но это всегда связано с трудными решениями и всегда порождает чье-то недовольство. Это всегда вопрос выбора. Большинство граждан для себя этот выбор уже сделали, но политики пока сопротивляются, поскольку такой шаг чреват не слишком приятными откликами в СМИ. И будут сопротивляться до тех пор, пока избиратель не сменит их на более понятливых.
Ангеле Меркель – канцлеру открытых границ и проводнику политики леворадикальных мечтателей – на сей раз, похоже, еще удалось спасти свою шкуру. Именно с этой целью главы европейских государств и правительств устроили весь этот показушный балаган. Эфемерные «договоренности» должны помочь той, кого еще недавно считали самой влиятельной женщиной планеты, на пару месяцев отсрочить очередную атаку ее политических оппонентов. Весьма слабое утешение для нее состоит в том, что Хорсту Зеехоферу в очередной раз не хватило решимости свергнуть Меркель. Но это вряд ли была последняя попытка.
Что же касается Европы, то, как ни старается Меркель представить себя ее спасительницей, ратующей за «европейское решение» спровоцированного ей иммиграционного кризиса, всем известно, что на самом деле именно канцлер ФРГ немало сделала для того, чтобы вбить между европейскими странами множество клиньев. И когда саботировала участие Германии в укреплении внешних границ ЕС, объявив беженцев проблемой средиземноморских стран. И когда практически единолично открыла границы для практически неконтролируемой и нерегулируемой иммиграции, что привело к тяжелейшим последствиям для ФРГ и ЕС, в частности – спровоцировало «брексит», обособление восточноевропейских государств и рост популярности радикальных политических течений.
Меркель по-прежнему уверяет общественность, что осенью 2015 г. приняла единственно верное решение, хотя на самом деле хорошо знает, что это не так и что за совершенную тогда непростительную ошибку придется расплачиваться. Она и готова платить за нее чужими деньгами, тратя 22 млрд € в год на «беженцев», посылая миллиарды Эрдогану или соглашаясь – с риском, что это приведет к очередному конфликту с ХСС и европейскими партнерами, – поддержать деньгами налогоплательщиков головоломные европейские планы Эммануэля Макрона, в поддержке которого остро нуждается.

Политика на пользу криминальным иностранцам
Канцлер упорно убеждает нас в том, что самые сложные времена уже позади и такого наплыва беженцев, как в 2015 г., больше не предвидится. При этом она, безусловно, знакома с сообщениями посольств и спецслужб, из которых следует совсем иное. Но даже и без этого достаточно простого взгляда на многочисленные актуальные события, чтобы понять: проблема как никогда далека от своего решения.
Пример первый. Мы уже писали о том, что в январе Европарламент проголосовал за предложение о внесении изменений в подготовленный Еврокомиссией проект реформирования Дублинского соглашения. Мало того, что предлагается наряду с индивидуальной разрешить также групповую подачу прошений о предоставлении убежища, так еще и предусмотрено, что наряду с первой европейской страной, в которую попал соискатель убежища, он может обратиться за защитой в страну, где уже проживают его родственники (а таковым ныне можно объявить любого – как проверить, если у всех «утеряны» документы?). Реализация этого предложения, формально призванного облегчить «интеграцию» иммигрантов, на деле приведет не только к формированию национальных гетто, но и к все более возрастающему притоку новых «беженцев» в ФРГ в рамках воссоединения семей.
Пример второй. Иракские СМИ сообщили о том, что семья Али Башара, обвиняемого в изнасиловании и убийстве еврейской школьницы Сусанны Фельдман, намерена вернуться в ФРГ, чтобы быть поближе к своему арестованному родственнику. Комментируя эти сообщения, германские чиновники заявили, что не видят возможности помешать осуществлению этих планов. Очевидно, ни добровольное возвращение в страну, где семейству якобы угрожает смертельная опасность, ни «вдруг» обнаружившиеся при бегстве иракские документы, объявленные при подаче прошения об убежище утерянными, ни прежние конфликты братьев Али Башара с законом никакого впечатления на германских правоохранителей не производят.
Третий пример еще более впечатляющий и поразил даже канцлера и главу МВД, когда им предъявили его на совместной пресс-конференции. Речь идет об истории 54-летнего египтянина Сайеда М., в отношении которого неоднократно вели расследования в связи с пребыванием в лагерях арабских террористов. Когда он в 2012 г. вновь отправился туда, ему запретили въезд в ФРГ до 2022 г. Тем не менее в 2017 г. он не только беспрепятственно вернулся в ФРГ, но и 2 ноября подал прошение о предоставлении убежища и ныне благополучно проживает в Эссене. Что, впрочем, уже не удивляет после того, как таблоид Bild опубликовал статью о том, как легко получают убежище в ФРГ убийцы, насильники, наркоторговцы. Один из «беженцев», сообщает газета, откровенно признался в том, что на родине, в Гане, порешил 40 человек, но, несмотря на это, получил убежище в Германии. Трудно не согласиться с пакистанским активистом Ферозом К., обращение которого к германским политикам недавно было опубликовано в СМИ: «Вы в значительной степени ответственны за то, что Германия превратилась в эльдорадо для преступников. Есть лишь одна группа, которой на пользу ваша деятельность. Это не коренные жители Германии, не здешняя полиция, не законопослушные и интегрированные иммигранты. Единственные, кому на руку ваша неразборчивая политика, – криминальные иностранцы».
Ну а тем, кого не успели пригреть политики, помогает германская же юстиция. Буквально в тот момент, когда готовился этот материал, стало известно о том, что Административный суд Гельзенкирхена потребовал срочно вернуть в ФРГ депортированного в Тунис бывшего охранника Усамы бин Ладена, долгие годы жившего в Бохуме на деньги германских налогоплательщиков. Власти с 2016 г. пытались избавиться от исламиста, но этому постоянно препятствовали «гуманные» суды, опасавшиеся, что по возвращении на родину Сами А. могут грозить преследование и пытки.
Череду подобных примеров можно продолжать бесконечно, и в ответ на каждый из них сторонники неограниченной иммиграции или просто защитники Меркель будут рассказывать о том, что отправить того или иного «беженца» назад мешает европейское право, да и европейские партнеры могут обидеться, если Германия начнет решать свои проблемы самостоятельно. Оба утверждения – ложь. О том, что государство не просто вправе, но и обязано остановить на своей границе «беженца», прибывшего с территории безопасного государства, со ссылкой на § 26а Закона о предоставлении убежища указано на сайте Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев. Что же касается потенциальной обиды европейских партнеров, то, во-первых, в сентябре 2015 г. она мало заботила Меркель, а во-вторых, большинство из этих партнеров давно уже отправляет со своих границ соответствующих пришельцев, не особо заботясь о том, как это будет воспринято в ФРГ. На одной лишь французско-итальянской границе в 2017 г. это повторилось более 50 тыс. раз! Именно благодаря тому, что находятся политики, поступающие вопреки призывам Меркель, Европе и удалось на время остановить нашествие. Если бы не Австрия, Венгрия и ряд балканских стран, так называемый «балканский маршрут» проникновения «беженцев» в Западную Европу функционировал бы и поныне.

«Лучше без Меркель, чем без ХСС»
Шансов на то, что Меркель в ближайшее время удастся организовать не эфемерное, а реальное «европейское решение», крайне мало. Союзников в ЕС у нее нет (если не считать не имеющего никакого влияния Люксембурга и Франции, которой нужны деньги Германии для реализации авантюрных планов Макрона), а в следующем году смена на верхушке брюссельской бюрократии может еще больше усложнить жизнь германскому канцлеру. Единственное реальное «европейское» решение на самом деле было бы внеевропейским – организация лагерей для беженцев за пределами ЕС. Но пока ни одно из африканских государств не изъявило готовности к этому.
Так что дальнейшие конфликты с ХСС, поставленным в безвыходное положение перед грядущими земельными выборами, неизбежны. До сих пор до крайностей удавалось не доводить, но тревожные звоночки звучат все чаще и громче. В июне, когда баварцы всерьез подумывали о возможности создания собственной фракции в Бундестаге, в ХСС не только всерьез обсуждался, но и был положен на бумагу казавшийся еще недавно невероятным тезис «Лучше без Меркель, чем без ХСС». Еженедельник Spiegel даже утверждает, что министр здравоохранения Йенс Шпан вел с руководством социал-демократов закулисные переговоры о возможности продолжения нынешней правящей коалиции, но с другим канцлером. На роль регента был якобы предложен президент Бундестага Вольфганг Шойбле – в недавнем прошлом шеф Шпана в Минфине. То обстоятельство, что подобное сообщение, даже если оно и не полностью соответствует действительности, не вызвало у ведущих консерваторов публичной возмущенной реакции, показывает, насколько ослабла реальная поддержка Меркель в собственной партии. Она постоянно снижалась с 2015 г., а ныне верность канцлеру сохраняют в основном те, кто лично обязан ей своей карьерой, либо испытывающие женскую солидарность. Особенно «ненадежны» молодые депутаты – будь то упомянутый выше Йенс Шпан или председатель молодежной организации ХДС Пауль Земиак, ориентир для которых – не столько Ангела Меркель, сколько Себастьян Курц. Не может Меркель полностью положиться и на земельных премьеров. Лояльность глав Северного Рейна – Вестфалии, Шлезвиг-Гольштейна или Гессена ей пока, вероятно, обеспечена, чего вовсе нельзя сказать о восточных федеральных землях, где электоральная конкуренция ХДС с «Альтернативой для Германии» куда выше. Поэтому, например, парторганизация Саксонии в споре Меркель и Зеехофера решительно поддержала последнего. Похожая ситуация и в земле Баден-Вюртемберг, руководитель партийной организации которой Томас Штробл написал Меркель достаточно резкое послание.
Дошло даже до невиданного. После того как каждому вменяемому человеку стало очевидно, что все попытки лидеров ЕС договориться на саммите в Брюсселе о реальном общем решении провалились, комментировавший встречу корреспондент «придворного» телеканала ARD Мальте Пипер, будучи не в силах сдержать эмоции, призвал канцлера: «Освободите свой кабинет для преемника, чье имя не настолько скомпрометировано, как ваше, и которому верили бы европейские партнеры! После 13 лет вашего канцлерства Европа не испытывает к вам ничего, кроме ощутимого отторжения».
Не только Европа, как свидетельствует нынешнее состояние дел в правящей коалиции. Ближайшие месяцы покажут, удастся ли ее сохранить. Пока что ХДС и ХСС выработали косметический компромисс (по сути, список юридических банальностей), в который поспешила вставить свои пять копеек и СДПГ, выторговав при этом обязательство принять закон об иммиграции. В результате политики постарались изобразить умиротворение, однако его истинную цену показывает то обстоятельство, что, представляя общественности свою концепцию организации иммиграции, глава МВД Хорст Зеехофер не только демонстративно проигнорировал коалиционные договоренности, но и специально подчеркнул это на пресс-конференции.
Что же касается «беженцев» и вызванного ими кризиса, то его Европа точно не решит, пока не распрощается с ложным тезисом о том, что основная причина бегства в Старый Свет – войны, гонения и угроза для жизни. Безусловно, для части тех, кто отправляется через Средиземное море, это справедливо (в Италии, например, в 2017 г. лишь 6% прибывших иммигрантов были признаны беженцами). Но все же подавляющее большинство не спасает свою жизнь, а пытается ее улучшить. Это желание вполне легитимно, но тогда речь идет совсем о другой задаче, и решать ее нужно иными методами.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь