Июль 29, 2016 – 23 Tammuz 5776
Без руля и ветрил

image

Европа по-прежнему не знает, что делать с беженцами  

«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать»
Насущная задача властей в европейских странах – убедить население в том, что завтра будет лучше, чем вчера. Поэтому, например, комментируя сообщение Федерального статистического ведомства о миграционных потоках, германские политики в один голос твердят о том, что минувший год был исключительным и больше не повторится.
На самом деле, 14 июля статистики сообщили, что в 2015 г. ФРГ побила рекорд притока иностранцев, приняв чуть более 2 млн человек (годом ранее этот показатель составил 1,343 млн). При этом отток иностранцев из страны составил 860 тыс. человек (в 2014 г. – 766 тыс.). Если в 2014 г. основную часть иммигрантов составляли выходцы из европейских стран, то в минувшем это были в основном граждане Сирии, Ирака, Афганистана, Пакистана, Нигерии, России, Эритреи и западно-балканских стран. В ряде других европейских государств, разделивших с ФРГ основной груз приема беженцев (Швеция, Австрия, Италия, Финляндия и Венгрия), ситуация аналогичная.
Имея в недавнем прошлом подобную статистику и проблематичный итог референдума в Великобритании, а в недалеком будущем – выборы в ряде важнейших европейских стран, руководство ЕС пытается продемонстрировать свою решимость и готовность взять ситуацию под контроль. Правда, пока все ограничивается благими декларациями и не слишком эффективными косметическими мерами. Так, например, после месяцев неспешного обсуждения Европарламент проголосовал за создание Европейского агентства по охране границ и береговой линии. О том, какой эффективности можно ждать от этого органа (если он, конечно, будет создан) свидетельствуют два факта: в новом агентстве планируется задействовать 1500 сотрудников, причем свои задачи эта погранслужба быстрого реагирования будет выполнять только в том случае, если какая-либо из стран – членов ЕС решит, что ее обычная погранслужба не справляется с потоками мигрантов (хотя сегодня, например, и Италия, и Греция, оказавшись в подобной ситуации, не торопятся принять предложенную им помощь).
Ненамного действеннее, похоже, будет и обнародованное в июле предложение Еврокомиссии об изменении правил для соискателей убежища в Европе. Безусловно, похвально, что брюссельские чиновники предлагают унифицировать как саму процедуру, так и уровень социального обеспечения соискателей убежища. Неплохо также, что они планируют усилить ответственность за обман властей и отказ сотрудничать с ними, а также сократить срок рассмотрения заведомо бесперспективных заявлений. А вот предложение о том, что не позднее чем через шесть месяцев после подачи заявления соискателю убежища должен быть открыт доступ на местный рынок труда, вряд ли имеет шанс быть принятым. По крайней мере, глава МВД Австрии Вольфганг Соботка уже назвал его «недопустимым», пояснив, что подобный шаг способен привлечь в ЕС сотни тысяч новых беженцев из подверженных кризисам стран.
В качестве своего главного достижения в решении иммиграционного кризиса европейские политики и чиновники указывают на договоренность с Турцией. Действительно, после ее заключения численность беженцев, попадающих в Европу через Эгейское море, значительно снизилась. Однако вряд ли этого достаточно, чтобы говорить о достижении.
Судьба договоренности до сих пор висит на волоске, поскольку один из ее основных пунктов – отмена виз для турецких граждан – зависит от изменения Турцией своего антитеррористического законодательства, чего Эрдоган ни в коем случае не хочет делать. Пока что Турция выполняет свою часть договоренностей, на за время с 20 марта в их рамках обмену подверглись всего 177 сирийских беженцев, поскольку греческие суды отказываются признавать Турцию безопасной страной и удовлетворяют прошения кандидатов на высылку, предоставляя им убежище в Греции. Турция же, со своей стороны, не выпускает в Европу сирийских беженцев, обладающих высокой профессиональной квалификацией, предпочитая отправлять туда низкоквалифицированных и не слишком здоровых.
Европейские страны, в свою очередь, никак не могут договориться между собой о распределении беженцев. Достигнутая летом 2015 г. договоренность о расселении 160 тыс. человек за год выполнена менее чем на 1%.
В общем, подводя итог минувшего и первого полугодия нынешнего года, можно с полной уверенностью сказать, что число беженцев, прибывающих в Европу через Турцию, снизилось вовсе не благодаря направляемым Ангелой Меркель усилиям ЕС, а, скорее, вопреки им. Самым действенным мероприятием до сих пор было перекрытие балканскими странами и Австрией «балканского маршрута», по которому беженцы двигались из Греции в страны Центральной и Северной Европы. И это недавно подтвердил отчет Европейского пограничного агентства Frontex.

Граница без замка
Оставим политикам дележ заслуг в деле торможения иммиграционной волны и поговорим о том, насколько она заторможена – не в победных реляциях властей предержащих, а в реальности. В одной лишь Германии за первые четыре месяца 2016 г., по данным Федерального ведомства по делам иммигрантов и беженцев, зарегистрированы около 200 тыс. новых беженцев. С одной стороны, это немного по сравнению с почти 1,2 млн в минувшем году. Но с другой – это столько же, сколько за весь 2014 г. «Граница на замке» выглядит несколько иначе.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь