Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
Бестселлер на выброс

image

Своим появлением марка Tempo обязана еврею из Франконии  

Вот и наступило то время года, когда даже самые стойкие из нас не застрахованы от простуды. И ничего с этим не поделаешь – приходится покупать лекарства, пить чай с медом или с малиной, запасаться носовыми платками... Сегодняшнее общество уже давно отдает предпочтение одноразовым бумажным платочкам – так и проще, и гигиеничнее, да и стирать их не надо. Использовал, скомкал, выбросил и забыл – очень просто и практично, и не надо, как раньше, носить с собой платок, превратившийся от частого использования в неприятную тряпочку.
Между тем, оказывается, бумажные платки – не такое уж новое изобретение. И к нему тоже приложили руку евреи.
***
Сегодня практически всем жителям Германии известна продукция шведского концерна Svenska Cellulosa (CSA), даже если о самом концерне почти никто из немцев не слыхал. Название Tempo давно успело стать именем нарицательным, и уже много лет бумажные платки любого производителя в разговорной речи именуются просто Tempo-Taschentücher.
История этой марки насчитывает уже более 85 лет. Началось все в Нюрнберге. Находившиеся здесь Объединенные нюрнбергские заводы по производству бумаги 29 января 1929 г. зарегистрировали в Имперском патентном бюро в Берлине товарный знак Tempo и получили об этом свидетельство № 407752. А 29 декабря того же года в Berliner Illustrierten Zeitung появилась первая реклама нового изделия.
Почему одноразовые платки решено было назвать именно Tempo, откуда возникла такая идея? По мнению авторов идеи, это название отражало дух времени, 1920-х гг., когда все казалось возможным, общественная жизнь пульсировала – все делалось «в темпе». Отсюда и название Tempo, ставшее сегодня настолько популярным, – меткое, запоминающееся, которое сложно с чем-либо спутать.
Одним из совладельцев Объединенных нюрнбергских заводов по производству бумаги и автором идеи производства в Германии одноразовых носовых платков из смягченной глицерином целлюлозы был еврей Оскар Розенфельдер (правда, вряд ли можно считать эти платки его изобретением, поскольку в США к тому времени уже пять лет продавали аналогичные изделия марки Kleenex, а в Японии история бумажных носовых платков насчитывала пару столетий). В руках еврейских акционеров находился и основной завод компании, располагавшийся в городе Герольдсберг неподалеку от Нюрнберга, где и раньше изготовлялись предметы личной гигиены (сегодня в этом городе одна из улиц названа именем Оскара Розенфельдера).
Первые упаковки платков Tempo значительно отличались от тех, которые мы привыкли видеть сегодня. Они были красными, синими или зелеными, сделаны из пергамина и содержали по 18 платков. С 1939 г. в каждой пачке насчитывалось уже 20 платков. Для сравнения: в привычной нам сегодня упаковке всего 10 платков.
До 1933 г. платки обрезали и сворачивали вручную, но благодаря техническому прогрессу эта кропотливая и однообразная работа была поручена специальным автоматам. Нововведение резко повысило производительность завода: в 1935 г. было выпущено 150 млн одноразовых платков. Однако Оскар Розенфельдер и его брат Эмиль, которым принадлежало 56% акций заводов, уже не смогли этого увидеть: в 1933 г. они вынуждены были эмигрировать в Англию, спасаясь от воцарившегося в Германии нацистского режима и конкретно – от агрессивных нападок штрайхеровской газеты Der Stürmer, призывавшей расправиться с Camelia-Juden (предприятие братьев Розенфельдер выпускали также женские прокладки Camelia).
Перед эмиграцией братья предприняли попытку создать производство в Англии и перенести предприятие на новое место. Но им это не удалось. Прокуратура Нюрнберга открыла дело о нарушении валютного законодательства и подала ходатайство о наложении ареста на все имущество фирмы, находившееся в Германии. Вскоре земельный суд Нюнберга-Фюрта удовлетворил это ходатайство. А Deutsche Bank, незадолго до этого давший братьям Розенфельдер кредит, нашел покупателя на их пакет акций. Им стал предприниматель из Фюрта Густав Шикеданц, который широко известен в Германии как создатель фирмы посылочной торговли Quelle. Вместе с акциями Шикеданц получил и право использовать товарный знак Tempo.
В 1930-е гг. популярность одноразовых платков стала настолько высокой, что фирме пришлось покупать еще один завод по производству бумаги – тоже в окрестностях Нюрнберга. В 1939 г. производилось уже 400 млн одноразовых салфеток.
***
Появление Tempo было не просто премьерой нового товара, но и, по сути, стало значительной вехой на пути к новой культуре потребления. Ведь в довоенной Германии, как и в знакомом нам советском обществе, воспитывалась чрезвычайная бережливость: каждая вещь должна была служить долго, быть прочной – как говорится, на века. Одежда носилась годами, технику реанимировали до последнего, тряпичные носовые платки стирали... Появление одноразовых платков стало одним из первых шагов к культуре недолговечных вещей, которые и беречь-то не надо – все равно выбросишь. К тому же технический прогресс еще не добрался до обычных немецких семей – женщинам приходилось стирать вручную. Вместо привычной нам сегодня стиральной машины хозяйки использовали отнимавщую много сил и времени стиральную доску. Каким облегчением стало для миллионов женщин появление одноразовых платков, можно себе лишь представить. Еще при Розенфельдере упаковки Tempo украшала надпись «Kein Waschen mehr!» – «Больше никакой стирки!». Именно это обещание добавило популярности и без того отлично продававшимся бумажным салфеткам.
***

Ирина СИВЦОВА

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь