Март 24, 2016 – 14 Adar II 5776
«Беспилотная революция»

image

Израильские дроны защитят германских солдат  

Вопрос о приобретении (а точнее, аренде) бундесвером израильских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) широко обсуждается в Германии. Речь идет о 3–5 боевых беспилотниках Heron TP. На эти цели в бюджете Минобороны ФРГ предусмотрено 580 млн €. По словам министра Урсулы фон дер Ляйен, речь идет о «дроне с боевым оснащением, который в дальнейшем станет стандартом» для бундесвера. Германское оборонное ведомство полагает, что БПЛА необходимы для защиты солдат в ходе международных военных миссий.
Принятию такого решения предшествовало скандальное свертывание программы производства разведывательных беспилотников Euro Hawk из-за их несоответствия современным требованиям безопасности полетов. Стоимость закрытого проекта оценивается в 1 млрд €, причем 508 млн € Германия уже потратила.
Израильские дроны для бундесвера – это беспилотники Heron TP, производимые Израильской аэрокосмической корпорацией (IAI). Этот дрон является крупнейшим в мире: размах его крыльев составляет 26 м, что сравнимо с габаритами «Боинга-737». Heron TP может пролететь 14 800 км, неся боевую нагрузку весом более 1 т.

Осознанный выбор
Выбор этот неслучаен – у германских военных было достаточно времени, чтобы убедиться в качествах израильских БПЛА во время боевых действий в Афганистане, где бундесвер успешно использовал три дрона Heron 1, арендованных у Израиля.
Израиль сегодня лидирует в «беспилотной революции», являясь крупнейшим в мире производителем и экспортером БПЛА военного и гражданского назначения. По данным Стокгольмского международного института исследований мира, в 1985–2014 гг. более 60% всех экспортированных в мире БПЛА были произведены в Израиле. За последние восемь лет Израиль продал БПЛА на общую сумму 4,6 млрд долл. Их приобретают около 50 стран, и этот список ежегодно растет. При этом заказчиками выступают не только иностранные армии, но и ведомства, отвечающие за внутреннюю безопасность, и даже муниципальная полиция. Ведь Израиль может предложить покупателям БПЛА, способные выполнять самые разнообразные задачи.
Во всем мире израильские беспилотники налетали уже более 1 млн часов. Сегодня в израильских ВВС дроны совершают больше боевых вылетов, чем пилотируемые самолеты: они находятся на боевом дежурстве 24 часа в сутки.
Рынок БПЛА растет примерно на 5% в год, и, по прогнозам, в 2014–2023 гг. его суммарный объем составит 90 млрд долл. В ближайшие 20–30 лет БПЛА будут выполнять все задачи, которые сегодня выполняют пилотируемые летательные аппараты.

Путь в лидеры
Бывший командующий израильскими ВВС генерал Эйтан Бен-Элияху, выступая на международном аэрокосмическом конгрессе, заявил: «Эра пилотируемых штурмовых вертолетов прошла, у пилотируемых истребителей нет будущего, перспективы транспортной авиации также сомнительны. Для нас, боевых летчиков, вытеснение пилота из кокпита, конечно, является тяжелым ударом, однако уже в недалеком будущем мы, несомненно, увидим воздушные бои между беспилотниками».
В 1974 г. два молодых офицера – лейтенанты Иегуда Мази и Элвин Эллис, служившие в дивизионе радиоуправляемых реактивных самолетов Firebee, – демобилизовались из армии и создали фирму Airmeko. Исходя из опыта Войны Судного дня, они предположили, что небольшой дрон, начиненный современной электронной аппаратурой и оснащенный телекамерой, будет куда более соответствовать боевым задачам, чем радиоуправляемый реактивный гигант Firebee.
Прототип первого дрона, получившего название «Мастиф», был собран в 1974 г. в гараже одного из энтузиастов. Однако в IAI, занятой разработкой и производством пилотируемых реактивных истребителей-бомбардировщиков, первый дрон интереса не вызвал.
Молодых авиаинженеров неожиданно поддержала компания «Тадиран», занимавшаяся производством военной аппаратуры связи. Она заключила с Airmeko договор на производство опытного образца. Летные испытания «Мастифа» прошли успешно, и тогда проектом наконец заинтересовались в IAI, где начали разработку дрона «Скаут», который вместе с «Мастифом» стал первой ласточкой мирового дроностроения.
Вначале у специалистов вызывала сомнения малая скорость дронов-малюток, однако вскоре выяснилось, что именно такой тихоход оптимально отвечает требованиям воздушной разведки и наведения на цели. К тому же малые габариты и корпус из стекловолокна, прозрачного для радиочастотного излучения, делали дрон невидимым для радаров противника.
Со «Скаутом» связан первый в истории дронов случай «сбития» реактивного истребителя. 14 мая 1981 г., когда дрон «Скаут» выполнял рутинный разведывательный полет, он был атакован сирийским МиГ-21. В ходе погони за дроном пилот МиГ-21 не справился с управлением и врезался в землю. «Скаут» же благополучно вернулся на базу.
Подлинное понимание роли дронов в современной войне пришло после проверки новой техники боем. В июне 1982 г. в небе над Ливаном развернулось крупнейшее со времен Второй мировой войны воздушное сражение. В 4 часа утра 9 июня израильское командование начало операцию «Арцав» по уничтожению средств ПВО противника, сосредоточившего десятки советских зенитно-ракетных комплексов в ливанской долине Бекаа. За четыре часа до первого удара израильские ВВС усилили ведение всех видов разведки тактическими самолетами, самолетами радиотехнической разведки и дальнего радиолокационного обнаружения, а также дронами «Мастиф» и «Скаут». На последние был возложен широкий спектр задач:
• разведка поля боя и наблюдение (для этого некоторые модификации дронов были оборудованы ТВ-камерой и системой связи, способной передавать непрерывный поток изображений; это позволяло израильским командирам всех уровней иметь представление о ситуации на поле боя и координировать совместные действия сухопутных войск и ВВС);
• выявление рабочих частот радиолокационных станций (РЛС) и аппаратуры наведения вражеских ракетных батарей и ретрансляция их на наземные станции или самолеты в воздухе;
• целеуказание (дроны были оборудованы лазерными и инфракрасными дальномерами-целеуказателями для подсветки целей, предназначенных для атаки ракетами с лазерным и инфракрасным наведением);
• создание ложных целей и установка помех.
Как только БПЛА обнаруживал батарею противника и передавал ее изображение наземному командованию, в воздух поднимались еще два беспилотника: один в качестве ложной цели, имитирующей атакующий самолет, чтобы заставить батарею противника включиться на излучение, второй – оснащенный аппаратурой для перехвата излучения РЛС. Полученная дронами информация о параметрах излучения использовалась для наведения противорадиолокационных ракет по выявленным целям. Затем началось тотальное уничтожение средств ПВО противника. Когда он, пытаясь вывести свои ракетные батареи из-под удара противорадиолокационных ракет, выключали свои РЛС, израильтяне поднимали в воздух дроны с лазерным целеуказателем и ударные самолеты атаковали «ослепшие» ЗРК.
Успешный опыт применения БПЛА в бою, полученный в ходе операции «Арцав», оказал решающее влияние на бурное развитие беспилотной авиации. После Ливанской войны командование ЦАХАЛа не стало жалеть средств на беспилотники, и в 1980–1990 гг. начался бум израильского дроностроения. Сейчас разработкой дронов занимаются в Израиле десятки фирм, лидерами среди которых являются предприятие Malat (создано в 1988 г. в составе IAI), подразделение Silver Arrow в составе корпорации Elbit Systems, корпорация RAFAEL, фирмы Aeronautics, E.M.I.T и др.
В ходе операций в Газе в 2012 и 2014 гг. подразделения ЦАХАЛа впервые в мире широко и эффективно использовали на уровне батальон – рота тактические БПЛА для разведки и обеспечения взаимодействия и координации действий между различными армейскими подразделениями. Кроме этого, как утверждают израильские военные, беспилотники помогали им выполнять гуманитарные задачи: вовремя обнаруживать раненых, оказывать им помощь и доставлять в безопасные регионы.
Важно отметить, что опыт боевого применения БПЛА в израильской армии показывает, что они используются отнюдь не в качестве орудия убийства. Гуманитарная составляющая играет решающую роль при планировании боевых операций с участием дронов. Всякий раз, когда существует опасность поражения дроном гражданского населения, израильское командование отказывается от применения беспилотной авиации.
Генерал Офир Шахам, возглавляющий исследовательский отдел израильского Министерства обороны, считает, что мир стоит перед «беспилотной революцией», которая перевернет традиционные представления о роли человека на войне и в повседневной жизни. Идет настоящая «гонка дронов», в которой участвуют многие страны. По мнению израильских экспертов, спрос на все виды БПЛА – от микродронов до многотонных гигантов – будет постоянно расти. Пока решающую роль на рынке БПЛА играет военная авиация, однако уже в ближайшей перспективе резко увеличится использование дронов в гражданских отраслях.
Генерал Шахам так определяет основные причины израильских успехов в развитии беспилотной авиации: «У нас есть масса талантливых и инициативных людей, готовых к инновациям и способных решать, казалось бы, невыполнимые задачи. Мы обладаем огромным боевым опытом, полученным во множестве войн и вооруженных конфликтов, из которых наша страна неизменно выходила победителем. Мы находимся в постоянной вовлеченности в вооруженные конфликты. Оперативная ситуация требует от нас непрерывной работы и немедленной реакции на изменяющиеся угрозы». Разработка дронов, считает генерал Шахам, стала одной из лучших инвестиций Израиля: «Это привело к созданию огромной инновационной инфраструктуры и вывело нас в авангард мировой технологии, стало ключом к перспективному развитию в ближайшие десятилетия».

Александр ШУЛЬМАН

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь