Май 26, 2017 – 1 Sivan 5777
Бастионы черты оседлости

image

К юбилею еврейской эмансипации в России  

Черта оседлости, или, точнее, «черта постоянной еврейской оседлости», – это был ареал, открытый для легального и постоянного проживания в Российской империи тех, кто исповедовал иудаизм, то есть представителей евреев как конфессии. За пределами ее периметра проживание евреев строго воспрещалось и преследовалось, за исключением «выкрестов» (крещеных евреев), так называемых кантонистов, или «николаевских солдат», и некоторых других категорий, состав которых менялся.
Как таковая черта оседлости в России была введена в царствование Екатерины II, на которое пришлись все три раздела Польши (1772, 1793 и 1795 гг.), каждый из которых добавлял на западе империи обширные земли, плотно заселенные евреями, или, по-польски, «жидами». Нормативным актом, маркирующим начало черты оседлости, традиционно считается екатерининский указ от 23 декабря 1791 г., давший евреям права гражданства и мещанства в Белоруссии, Екатеринославском наместничестве и в Таврической области.
Напуганная Великой французской революцией, Екатерина в 1792 г. повелела изгнать из России всех евреев – иностранных подданных. Для собственных же евреев – и купцов, и мещан – императрица ввела в 1794 г. двойное налогообложение.
Второй (1793) и третий (1795) разделы Польши состоялись уже с учетом наличия и режима черты оседлости и серьезно расширили ее людность и ареал. В 1794 г. в нее вошли Минская, Изяславская (впоследствии Волынская), Брацлавская (Подольская), Полоцкая (Витебская), Могилевская, Киевская, Черниговская и Новгород-Северская губернии, а в 1796 г. – Виленская и Гродненская.
В 1795 г. Екатерина приказала выселить евреев из деревень.

Первый свод законов
Александровское «Положение для евреев» от 9 декабря 1804 г. – первый в России систематический свод законов о евреях – базировалось на «Мнении» Гаврилы Державина, министра юстиции и сенатора, по совместительству придворного пиита и антисемита. «Положение» строго предписывало всем евреям записываться в одно из пяти возможных «состояний» – фабрикантов, ремесленников, купцов, мещан или земледельцев – и позволяло еврейским купцам, фабрикантам и ремесленникам вместе с семьями пребывать и за пределами черты оседлости, но только на временной (пусть и длительной) основе. Вместе с тем «Положение» строго запрещало проживание и предусматривало неукоснительное выселение евреев из сел и деревень в города и местечки внутри самой черты оседлости, что евреям, занятым в сельской местности, например, лесоторговлей или шинкарством, грозило разорением.
Именно «Положение» 1804 г. придало черте оседлости почти окончательное юридическое оформление, зафиксировав свод составляющих ее губерний и территорий, причем право жительства и право торговли могли и не совпадать. Поэтому тот, казалось бы, широкий жест, который оно содержало, – расширение черты за счет окраинных Астраханской губернии и Кавказской области, – на самом деле был мнимым: евреям-земледельцам разрешалось приобретать там незаселенные земли и владеть ими, но селиться там им по-прежнему запрещалось.
С присоединением к России Курляндии, а в 1815 г. еще и десяти привислинских воеводств (позднее губерний), составивших так называемое Царство Польское, автоматически возникли как бы две новые зоны черты оседлости, но зоны эти не была слиты в единый ареал.
После включения в 1818 г. в черту оседлости Бессарабской области ее сводный контур более не менялся и охватывал воеводства Царства Польского (Августовское, Калишское, Краковское, Люблинское, Мазовецкое, Подлясское, Плоцкое и Сандомирское) и следующие губернии: Бессарабскую, Виленскую, Витебскую, Волынскую, Гродненскую, Екатеринославскую, Киевскую, Ковенскую, Минскую, Могилевскую, Подольскую, Полтавскую, Таврическую, Херсонскую и Черниговскую.
Но даже внутри этого ареала черта оседлости вовсе не была сплошной зоной, а напоминала швейцарский сыр, причем с преобладанием «дырок». Евреям запрещалось селиться во всей сельской местности в ее пределах, а также в некоторых городах, в частности в Николаеве, Ялте, Севастополе и частично в Киеве, где им дозволялось жить только в особой части города – на Подоле.
Как бы то ни было, но после 1818 г. в России оказалось сосредоточено около половины всего мирового еврейства, причем всех их империя чистосердечно потчевала традиционным еврейским кушаньем: удвоенным налогообложением.

Высочайшее повеление
Александр II Освободитель, став освободителем для российских крестьян, таковым же для российских евреев по большому счету не стал или, возможно, не успел стать. В октябре 1838 г., путешествуя по Италии и будучи в Бергамо, 20-летний цесаревич поделился с отцом-императором тонкими впечатлениями об итальянцах: «Народ вообще учтив, но неопрятен до крайности и похож на жидов». Мельчайший, казалось бы, штрих, но как много он говорит об атмосфере, в которой воспитывались даже царственные отпрыски (а ведь тот же Александр Николаевич – питомец Василия Жуковского!). Возникает законный вопрос: а где, собственно, цесаревич мог лицезреть этих самых до крайности неопрятных «жидов»? Ведь в условиях существования черты оседлости шансов на личные впечатления у него практически не было.
Вместе с тем именно Александр II с первых дней своего царствования, пусть и не всегда последовательно, взял курс на либерализацию статуса вверенных ему евреев и 31 марта 1856 г. издал «Высочайшее повеление об устройстве быта евреев». При нем правомочие на постоянное пребывание вне черты оседлости получили следующие категории «полезных евреев»: купцы I гильдии (1859), купцы II гильдии (1861, поначалу только в Киеве), выпускники вузов и лица со степенью доктора или магистра (1861), мастеровые и ремесленники, в том числе механики, винокуры и пивовары (1865), отставные рекруты (1867), помощники аптекарей, дантисты, фельдшеры и повивальные бабки (1879). Причем купцы, врачи и другие лица с высшим образованием могли взять с собой не только членов семей, но и до четырех человек обслуги.
Следует подчеркнуть, что, в то время как круг корпораций, свободных от дискриминации чертой оседлости, медленно, но верно расширялся, для еврейских масс в городах и местечках внутри черты оседлости были характерны повышенная рождаемость, скученность населения и безработица. Иными словами, большая часть российского еврейства все более погружалась в бедность и нищету, толкавшие его, во-первых, в революционное движение и, во-вторых, прочь из черты оседлости.

«От них богатеет земля русская»
Между тем престолонаследник гатчинский, увалень и любитель духовых инструментов (сам прилично играл на тубе и валторне), Александр III, став царем, зарекомендовал себя убежденным контрреформатором и, наряду с Елизаветой I, пожалуй, самым яростным антисемитом во всей династии Романовых.

Павел ПОЛЯН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь