Беседа с сопрезидентом Ваада Украины Иосифом Зисельсом  

В Украине на государственном уровне отметили 75-ю годовщину трагедии Бабьего Яра. Накануне мы побеседовали с сопрезидентом Ваада Украины о том, быть ли музею Холокоста в Киеве, почему до сих пор достойно не увековечена память о жертвах Яра и способны ли украинская власть и общество осознать эту трагедию своей.

– Иосиф, не кажется ли вам, что история увековечения памяти жертв Бабьего Яра в независимой Украине – это история позора еврейской общины? Ведь если евреи не могут договориться между собой даже по этому вопросу, то у них вообще нет шанса договориться.
– Проблема Бабьего Яра – это отражение нашего постсоветского сознания. У народа (не только еврейского, впрочем) отшибали память на протяжении 70 лет, и это сказывается. С другой стороны, постоянно возникают какие-то идеи и планы, они обсуждаются горячо и даже слишком горячо. Да, у нас нет единого мнения ни по одному вопросу – ни по общинному строительству, ни по реституции, ни по борьбе с антисемитизмом. Такая у нас община. Она – отражение украинского общества, и очевидно, что в неблагополучной стране не может быть благополучной еврейской общины. Хорошо хоть, что войн вокруг этого места сегодня нет – каждая организация нашла свою нишу. Мы, например, установили видеонаблюдение у памятника «Менора» – это не панацея в борьбе с вандализмом, но…
– Заметьте, что войны эти велись интересантами, чья взаимоуничтожающая активность привела лишь к тому, что в Бабьем Яре мало что изменилось за 25 лет независимости, если не считать растущее число бессистемно расставленных памятников. Но подавляющему большинству евреев все равно, что и как будет построено в этом месте…
– Большинство всегда пассивно, и это тоже один из элементов идентичности постсоветского еврейства. Даже Киевская община не имеет единой точки зрения на проблему Бабьего Яра, хотя это в первую очередь боль киевских евреев. Лишь несколько сот евреев из 50 тыс. живущих в столице ежегодно приходят почтить память лежащих здесь соплеменников.
В Бабьем Яре стоит сегодня 29 памятников – включая памятники расстрелянным здесь душевнобольным, украинским националистам, православным священникам, советским военнопленным, ромам, жертвам Куреневской трагедии 1961 г. и т. д. Наверное, не совсем правильно, что они не связаны общей концепцией. На мой взгляд, все 70 га территории Бабьего Яра должны стать единым мемориальным пространством. Удачным воплощением такой концепции мне кажется Цицернакаберд – мемориальный комплекс в Ереване, посвященный жертвам геноцида армян 1915 г. Он представляет собой холм с монументом наверху, музей же расположен на другом конце парка. Благодаря грамотной планировке в День памяти жертв геноцида на этот холм может подняться до миллиона человек.
Единая архитектурно-ландшафтная композиция, связывающая все памятники в Бабьем Яре, могла бы стать оптимальным решением. Первый шаг к этому уже сделан: канадская организация «Украинско-еврейские встречи» провела международный конкурс идей, и вскоре будут представлены лучшие проекты.
– В какой мере этот мемориальный парк должен отображать еврейскую трагедию? Неекоторые предлагают не приватизировать память об этой черной странице истории. Мол, в Бабьем Яре расстреливали не только евреев…

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь