Май 30, 2016 – 22 Iyyar 5776
Ангела промахнулась

image

Поставив на Ходжу, Европа оказалась заложницей «султана» 

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, которого его приверженцы называют Ходжа («досточтимый учитель»), дважды за последние три месяца преподносил Европе сюрпризы, так или иначе влиявшие на ее долгосрочные планы.
Сперва 4 марта ночная встреча Давутоглу с канцлером ФРГ и премьер-министром Нидерландов привела к тому, что две недели спустя ЕС утвердил выработанную на этой встрече сделку с Турцией. Европа надеялась получить от нее защиту от потока беженцев, отправляющихся с турецкого побережья на штурм побережья греческого. Турция же выторговала для себя дополнительные финансовые вливания и досрочное – уже в конце июня – введение безвизового режима с Шенгеном. Договоренность содержит также положение об оживлении переговоров о членстве Турции в ЕС, что, однако, воспринимается обеими сторонами как символический элемент.
А в начале мая, через месяц после начала реализации соглашения, вдруг стало известно о том, что вскоре Давутоглу, пользующийся симпатиями европейских лидеров и умеющий находить с ними общий язык, уйдет в отставку.

«Я тебя породил, я тебя и убью»
Для Европы отставка Давутоглу – выдвиженца и доверенного лица турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана – стала такой же неожиданностью, как и для многих в Турции. Хотя сейчас многие утверждают, что имелись признаки грядущего разрыва между бывшими политическими соратниками.
Когда в 2002 г., еще будучи премьером, Эрдоган назначил своим советником не слишком харизматичного и подчеркнуто религиозного профессора политологии, мало кто прочил Давутоглу политическую карьеру. Однако в 2009 г. он занял пост главы МИДа, а после того, как 28 августа 2014 г. Эрдоган стал президентом страны, оказался в кресле премьера и во главе Партии справедливости и развития (ПСР), что с учетом личной преданности Давутоглу новому «султану», никого не удивило. Все понимали, что президенту, который, согласно Конституции, является надпартийным и лишен властных полномочий, необходим управляемый глава правительства, с помощью которого Эрдоган намерен превратить Турцию в президентскую республику, которую бы он железной рукой вывел в региональные лидеры и сделал одной из важнейших стран исламского мира.
Некоторое время Давутоглу безукоризненно исполнял роль марионетки, однако со временем между ним и президентом все чаще стал возникать легкий диссонанс, вполне объяснимый в нормальных рабочих условиях, но воспринимаемый как бунт, если свое несогласие с «линией партии» высказывает некто, за кем изначально не предусматривалось право на собственное мнение. В частности, премьер не разделял воинственного поведения Эрдогана по отношению к курдам, считал излишними репрессии против оппозиционных журналистов, слишком неактивно – по мнению сторонников президента – готовил ожидаемую им конституционную реформу, да к тому же еще и заигрывал с Европой, почти выторговав у нее безвизовый режим в ближайшее время, что самому Эрдогану не удалось (он не устает повторять, что это именно он еще несколько лет назад получил от ЕС обещание о введении безвизового режима в октябре 2016 г., и недоумевает, почему всеобщее ликование вызывает не эта его заслуга, а то, что кому-то удалось добиться реализации этих договоренностей на каких-нибудь четыре месяца ранее). К тому же турецкий «султан» явно страдает параноидальной недоверчивостью, что уже не раз ощущали на себе его бывшие соратники.
Удивительно, как похожи друг на друга авторитарные лидеры. В 1996 г. тогдашний президент Украины Леонид Кучма уволил премьера Евгения Марчука с формулировкой «за попытку формирования собственного политического имиджа». Вот и для Эрдогана, вероятно, последней каплей стала попытка Давутоглу сменить ряд второстепенных региональных функционеров. Собравшийся вскоре после этого Исполнительный комитет ПСР лишил председателя партии права назначать и снимать региональных партийных руководителей. После того как пропрезидентские блогеры начали в Интернете неприкрытую атаку на Давутоглу, стало понятно, что его дни во власти сочтены. Заявление опального премьера о том, что он не держится за свое место, ничего не изменило. 4 мая между ним и президентом состоялась полуторачасовая беседа, а на следующий день на продолжавшемся всего 35 минут заседании партийного президиума Давутоглу сообщил, что 22 мая на внеочередном съезде партии будет избран ее новый председатель, который, согласно Конституции, станет и новым главой правительства. Съезд, состоявшийся в указанный срок, избрал главой ПСР, а значит и новым премьер-министром Бинали Йылдырыма.
Таким образом, Эрдоган может и дальше продвигать свою идею превращения Турции в исламский султанат и отказа от завоеваний секулярной кемалистской республики. Экс-премьер помехой ему не станет: Давутоглу заверил президента в лояльности до последнего вздоха. Да и проведения новых выборов для полной узурпации власти Эрдогану, скорее всего, не потребуется. С одной стороны, турецкая оппозиция слаба как никогда и ПСР имеет шансы получить конституционное большинство в парламенте. С другой – в случае досрочных выборов избирателям будет понятно, что голосование касается вовсе не состава парламента, а превращения Турции в султанат, что может понравиться далеко не всем. Так что гораздо вероятнее, что Эрдоган оставит нынешний парламент, а 13 голосов, которые его партии не хватает для конституционного большинства, найдет среди оппозиционных депутатов, используя метод кнута или пряника.

«Мы идем своим путем»
Перемены в Анкаре крайне существенны для Европы, которая 18 марта по сути сделалась заложницей Турции в вопросе защиты своей южной границы. Ангела Меркель, игравшая первую скрипку в достижении соответствующих договоренностей, не скрывала того обстоятельства, что ей куда более приятно общаться с интеллигентным и обходительным профессором Давутоглу, чем с его своенравным и непредсказуемым шефом. Да и прочие руководители европейских государств полагались на обещания Давутоглу, не думая (вернее, не желая думать) о реальной конфигурации власти на Босфоре.
Эрдоган, между тем, моментально напомнил Брюсселю о том, кто является хозяином положения. Не успела глава европейской дипломатии Федерика Могерини беспомощно сообщить о том, что еще «невозможно оценить, как смена актеров в Анкаре отразится на выполнении договоренностей о беженцах», как турецкий президент помог ей в этом.
Стоило Европейской комиссии за день до отречения Давутоглу подтвердить, что Анкара выполнила 67 из 72 критериев для предоставления Турции безвизового режима и рекомендовать ввести этот режим в конце июня в случае выполнения оставшихся пяти критериев, как сразу же после сообщения о предстоящей отставке премьера из Анкары последовал резкий ответ – сообщение о нежелании выполнять главное из пяти оставшихся требований ЕС. Речь идет об изменении антитеррористического законодательства, которое Эрдоган использует не только для борьбы с террором, но и для нейтрализации неугодных журналистов. По словам Эрдогана, ЕС безосновательно настаивает на...

Илья ГРИГОРЬЕВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь