Март 24, 2016 – 14 Adar II 5776
Ах, обобрать меня не трудно!..

image

Как Германия разбазаривает свое будущее  

Как водится, у меня для читателей имеются две новости: одна радостная и обнадеживающая, другая – печальная и внушающая пессимизм. Предполагаю, что вы предпочтете узнать сперва хорошую новость…

Полным-полна коробушка
Ее суть в том, что Германия, если верить правительственным отчетам, находится на гребне экономической конъюнктуры, уровень занятости в стране зашкаливает, а потому в закрома родины (имеются в виду федеральный, земельный и коммунальные бюджеты, а также кассы социального страхования) деньги льются потоком. Да таким бурным, что 2015 г. стал рекордным для объединенной Германии: доходы вышеназванных бюджетов превысили их расходы на 19,4 млрд €, что эквивалентно 0,6% ВВП. В процентном отношении объединенная Германия знала и более высокий показатель (в 2000 г. он составил 0,9% ВВП). Но, во-первых, произошло это благодаря историческому, но одноразовому аукциону по продаже лицензий на организацию телефонной связи по стандарту UMTS. А во-вторых, даже тогда в абсолютном выражении профицит составил лишь 18,2 млрд €. В общем, о рекорде вполне можно говорить. Не уверен, правда, что годовой рост ВВП на уровне 1,7% (после 1,6% в 2014 г.) можно считать показателем процветающей экономики, но это уже выходит за рамки данной статьи.
Профицит бюджета, однако, радует лишь федерального министра финансов, а у всех прочих порождает непомерные аппетиты и претензии – как обоснованные, так и не очень. Вот и министры финансов федеральных земель Бавария и Северный Рейн – Вестфалия, узнав о том, что у главы федерального Минфина завелись деньжата, поторопились направить ему совместное письмо, потребовав, чтобы федеральный бюджет раскошелился в связи с резко возросшим иммиграционным потоком. Они напомнили Вольфгангу Шойбле о том, что ответственность за иммиграционную политику несет федеральное правительство и было бы неплохо, если бы оно делало это не только на словах, но и в форме финансовых потоков. При этом аппетиты у федеральных земель скромные: они были бы счастливы, если бы Берлин компенсировал хотя бы половину дополнительных затрат, связанных с притоком беженцев (в настоящее время эта компенсация не дотягивает и до 25%).
Ответ из Берлина напомнил любимую фразу покойного Бориса Березовского: «Деньги были. Деньги будут. Сейчас денег нет». Правда, Шойбле оказался не столь лаконичен и пояснил, что профицит имеется не только у федерального бюджета, но и у федеральных земель и коммун. Так что тратьте, мол, свои деньги и не зарьтесь на общее. Тем более, что никаких свободных дополнительных денег в бюджете нет. Совсем даже наоборот.

Чувство непомерного долга
И это – та самая вторая, пессимистическая новость. Половина профицита, содержавшаяся в прошлогодних прогнозах, уже давно распланирована. А вторая половина предназначена для покрытия дополнительных расходов бюджета, вызванных иммиграционным кризисом. При этом очевидно, что 6 млрд € не хватит даже на латание основных дыр и даже при благоприятном развитии ситуации. Сегодня Министерство экономики исходит из того, что в 2015–2020 гг. ФРГ примет в общей сложности около 3,6 млн «беженцев». Это значит, что в реальности будет намного больше. Поэтому экономисты настоятельно призывают перестать делать хорошую мину при плохой игре и основательно задуматься о том, как в дальнейшем будут финансироваться дополнительные расходы. За счет повышения налогов? Но это вряд ли найдет поддержку у населения и к тому же снизит его покупательную способность, что приведет к падению экономики и увеличению дефицита бюджета. За счет новых долгов? Вряд ли это обрадует молодое поколение, которому эти долги придется отдавать в то время, когда нынешние безответственные политики будут безбедно жить на свои немалые пенсии.
Но что еще важнее: как бы сегодня ни текли деньги в германские бюджеты всех уровней, скоро ситуация переменится. Однако никакой «подушки безопасности» на этот случай не существует: вместо того, чтобы ее создавать, правительство швыряет на ветер миллиарды, не забывая при этом учить жизни расточительных греков, испанцев и португальцев. Однако, как утверждают эксперты, недалек тот час, когда состояние германского бюджета может оказаться хуже, чем греческого. Минфин ФРГ уже предупредил, что в отсутствие бюджетной дисциплины Германии в долгосрочной перспективе угрожает «греческий сценарий»: к 2060 г. объем государственной задолженности может превысить 200% ВВП (в Греции госдолг составляет ныне 182% ВВП). Вполне вероятно, что реальная ситуация еще хуже, так как авторы доклада политкорректно указывают, что основную опасность представляет не иммиграционный кризис, а демографические проблемы – низкая рождаемость, старение населения и связанный с этим рост социальных расходов. Трудно понять, как можно отделить одно от другого, если в страну каждый год будут прибывать многие сотни тысяч людей, имеющих право на социальные выплаты и лишь в небольшой части находящих себе применение на рынке труда.
По прогнозам Минфина, даже в случае реализации оптимистического сценария затраты на выплату пенсий возрастут к 2060 г. с 9,3 до 11,3% ВВП, а в худшем случае составят 12,6% ВВП. Соответствующие показатели для страхования по уходу – рост с 1 до 1,8 или 2,5% ВВП. В долгосрочной перспективе решить эту проблему можно лишь путем изменения демографической ситуации, а в среднесрочной необходима жесткая экономия государственных затрат в объеме от 1,2 до 3,8% ВВП. Поскольку разовая экономия подобного масштаба невозможна, эксперты предлагают распределить ее на пять лет, сократив на это время бюджетные расходы на 7 млрд € в год. Это в лучшем случае. При реализации пессимистического сценария объем необходимой экономии возрастает до 23 млрд € в год.

Игра в хотелки
Министры внимательно прочли тревожный доклад и… наперегонки бросились просить у Минфина дополнительное финансирование для «беженцев».
Министру строительства Барбаре Хендрикс во что бы то ни стало необходимы дополнительные 1,3 млрд €, чтобы «избежать конкуренции между местными жителями и беженцами на рынке жилья». А министр труда Андреа Налес, ведомство которой обязалось создать для «беженцев» 100 тыс. «одноевровых» рабочих мест, не сможет этого сделать без дополнительных 450 млн € в год. При этом никого в Минтруде не смущает, что чисто арифметически для решения подобной задачи требуется лишь 208 млн €, а к тому же, по опыту предыдущих лет, эффективность подобного мероприятия для будущей трудовой интеграции не превышает 9%.
И это – не единственный «аттракцион невиданной щедрости», устроенный Министерством труда якобы для ускоренной интеграции «беженцев». Так, прошлой осенью подчиненное министерству Федеральное агентство по труду объявило набор иммигрантов (в первую очередь сирийцев) на языковые курсы. Вообще-то этим должно заниматься Федеральное агентство по делам мигрантов и беженцев, но Агентство по труду, сославшись на чрезвычайную ситуацию, обосновало свое решение намерением ускорить интеграцию соискателей убежища, имеющих хорошие перспективы получения разрешения на пребывание в стране. В течение короткого времени поступило 220 тыс. заявлений от желающих посещать курсы, так что первоначально запланированные затраты в 54 млн € в год быстро выросли до 400 млн €. Причем, заметьте, деньги эти – не из бюджета, а из страховых взносов работающего населения. А ведь совсем недавно Бундесбанк напомнил правительству о том, что прием беженцев – задача общегосударственная и финансироваться должна за счет бюджетных средств. С нецелевым использованием средств, пожалуй, можно было бы смириться, если бы их расходовали рационально. Но мало того, что к организации курсов допускали всех желающих практически без проверки (достаточно было лишь письменного обязательства соблюдать необходимые правила), так еще никто не учитывает ни посещаемость курсов, ни их результативность. Между тем сами сотрудники ведомства признают, что слушатели по разным причинам посещают курсы нерегулярно (единичные проверки показали присутствие в классах 10–12 учеников вместо 25 записанных, исходя из которых производится расчет) и редко оканчивают их.
Создается впечатление, что министерства соревнуются, кто из них потратит больше денег на создание специальных программ для «беженцев». К отчету федерального правительства о языковой подготовке и интеграции беженцев, направленному 16 февраля в бюджетный комитет Бундестага, приложен список 102 специальных «беженских» программ, среди которых такие экзотические, как «Vision Kino» или «Работа беженцев в домах, где проживают представители разных поколений». Почти каждое министерство имеет собственную программу интеграции посредством спорта. При этом неясно, чем различаются между собой программы «1:0 für ein Willkommen», «Willkommen im Verein», «Orientierung durch Sport», «Willkommen im Sport» или «Willkommen im Fußball». Одна лишь последняя программа обходится государству в 600 тыс. €.
Показательно, что особенно старательно тратят деньги министры – члены СДПГ, в то время как глава партии Зигмар Габриэль упрекает партнеров по правящей коалиции в стремлении скрыть от общественности истинный размер затрат, связанных с интеграцией «беженцев». При этом сам шеф СДПГ называет цифру от 3 до 5 млрд € в год, что, учитывая 400-миллионные затраты на «арбайтсамтовские» дополнительные курсы немецкого языка, может вызывать лишь улыбку. Ведь совсем недавно партийный президиум записал в своем решении, что для интеграции «беженцев» срочно требуются 20 тыс. дополнительных воспитателей детских садов и 25 тыс. дополнительных учителей.
В то же время Габриэль, осознав, что многие избиратели СДПГ, обиженные тем, что правительство тратит гигантские суммы на «беженцев», позабыв о проблемах собственных граждан, готовы на ближайших выборах отдать свои голоса правым популистам и экстремистам, выдвинул новое требование. Он предложил правительству подумать о «пакете солидарности» для всего населения ФРГ, чтобы показать гражданам, что они не забыты. Реакция партнера по коалиции была мгновенной: канцлер заявила, что не видит необходимости в новом проекте, министр финансов ее поддержал.

Желаемое и действительное
Хотя Вольфганг Шойбле уверен в том, что ему удастся финансировать прием «беженцев», не прибегая к радикальным мерам, анализ реального положения дел не позволяет разделить эту уверенность.
О бедственном положении многих коммунальных бюджетов уже упоминалось. Еще сложнее положение больничных касс, которое в связи с притоком «беженцев» грозит стать катастрофическим. После 15 месяцев пребывания в стране они приравниваются к наемным работникам и, даже не имея работы, получают полный объем услуг больничных касс взамен на взносы, которые платит агентство по труду. Но взносы эти составляют 90 € в месяц, в то время как средние затраты касс на обслуживание одного застрахованного превышают 200 € в месяц (а для многих иммигрантов и того больше). Уже к 2017 г. дефицит превысит 1 млрд €. Если он не будет покрыт из федерального бюджета, то кассам придется увеличивать ставки страховых взносов для всех своих клиентов – примерно на 0,1 процентного пункта на каждый миллиард дефицита.
И так – практически по каждой затратной позиции. Опросив 220 профессоров экономики, газета Frankfurter Allgemeine и мюнхенский экономический институт Ifo установили, что более 40% из них прогнозируют негативные последствия для страны от наплыва иммигрантов, в то время как противоположного мнения придерживаются лишь 23% опрошенных. В качестве источников финансирования приема «беженцев» респонденты назвали увеличение госдолга (45%), повышение налогов (36%), а также сокращение интернациональной экономической помощи и повышение пенсионного возраста (по 22%). При этом никто из опрошенных, в отличие от главы Минфина, не считает возможным покрыть эти затраты за счет имеющихся финансовых ресурсов.
Тем более, что, как подчеркивает директор института Ifo Ханс-Вернер Зинн, германская экономика находится на пороге спада. Рост праворадикальных настроений, связанных с наплывом в страну «беженцев», является дополнительным сдерживающим фактором для инвестиций в Германию. Профессор Зинн предупреждает: с учетом демографической ситуации Германия должна активно погашать свои долги и воздерживаться от новых. Профицит бюджета должен расходоваться именно на это, а не на финансирование приема «беженцев», который следует резко сократить.
На встречах с Меркель представители германской экономики уверяют ее в поддержке политики правительства, в то время как в ходе анонимного опроса, проведенного Германским институтом экономических исследований, 47% респондентов заявили, что наплыв «беженцев» вредит экономике страны (а негативное воздействие на культурную жизнь и социальное равновесие отметили более 50%), и лишь 34% высказали противоположное мнение. А Федеральное объединение предприятий среднего бизнеса, опросив своих членов, утверждает: 70% респондентов считают маловероятным, а то и невозможным решение проблемы дефицита кадров за счет нынешних «беженцев». Они также полагают, что интеграция тех, кто уже находится в стране, возможна лишь при скорейшем прекращении неконтролируемого притока иммигрантов. Что еще важнее и о чем молчат Меркель и Шойбле: представители бизнеса не устают напоминать о том, что страна катастрофически сократила государственные инвестиции в инфраструктуру, в связи с чем она во многом устарела, и для ее приведения как минимум к современным стандартам требуется около 100 млрд €.

Экономический джихад
В последнее время появляется все больше информации о том, что реальные затраты, связанные с приемом «беженцев», имеют также множество неизвестных и не поддающихся учету компонентов.
Один из них – так называемый «экономический джихад», к которому исламисты призывают своих единоверцев, оказавшихся в западных странах. Речь идет о целенаправленном причинении финансового ущерба экономике и системе социального страхования путем незаконного получения материальных преимуществ. Термин «экономический джихад», кстати, придумали сами авторы этого метода, на которых баварской полиции удалось выйти в результате многомесячного прослушивания телефонов. Конкретно речь шла о созданной жителями ФРГ турецкого происхождения сети подставных фирм, которые путем многоступенчатых комбинаций получали от государства возврат НДС на сумму в сотни миллионов евро за товарные операции, которые никогда не осуществлялись. Поскольку нередко подобные способы используются для отмывания денег и финансирования терроризма, в Баварии для борьбы с ними создано специальное полицейское подразделение. Именно оно в ходе прослушивания телефонов зафиксировало рассуждение участников криминальной сети о легитимности использования экономических преступлений для финансирования террора. Гюнтер Майер, руководитель Центра исследований арабского мира при Университете Майнца, подтверждает, что джихадистская интерпретация исламского права считает вполне легитимным обман «неверных», если он направлен на укрепление мирового господства ислама. Формы подобного обмана могут быть разнообразными. Например, незаконное получение социальных выплат либо оформление кредитов или покупок с использованием фальшивых документов.
Нужно отметить, что и государство позволяет преступникам, прибывающим в страну под видом беженцев, грабить себя. Начинается это с допуска в ФРГ сотен тысяч лиц, не имеющих шансов получить здесь статус беженца. Последующее выдворение каждого из них обходится бюджету в 5000–7000 €, не говоря уже о выплатах за время пребывания в Германии, где даже безнадежные заявления могут рассматриваться месяцами.
Однако однократным выдворением дело заканчивается не всегда. Так, недавно газета Bild сообщила о 39-летнем марокканце Белаиде З., против которого в ФРГ было возбуждено 51 уголовное дело и которого начиная с 2007 г. уже десять раз выдворяли из страны, после чего он снова и снова проникал в Германию с очередным поддельным паспортом или вовсе без документов.
Похоже, германская юстиция махнула рукой на преступников-иностранцев. Так, первые три правонарушителя, представших перед судом после новогодней «ночи длинных рук» в Кёльне, были приговорены к условному лишению свободы на срок от трех до шести месяцев, что никак не отразится на шансах получения ими статуса беженца. Да что там однократное осуждение! Недавно в экспрессе, следовавшем из Франкфурта в Кассель, контролер обнаружил безбилетного эритрейца, который, игнорируя окружающих, занимался в вагоне самоудовлетворением. Когда его доставили в полицию Фульды, то выяснилось, что в правоохранительных органах имеется уже 189 заявлений в отношении 22-летнего соискателя убежища. Переговорив с прокуратурой, полицейские составили 190-е и отпустили преступника совершать дальнейшие противозаконные деяния.
Ангела Меркель может до бесконечности повторять «Wir schaffen das!» и рассказывать о необходимости помогать жертвам войны. Однако то, насколько мало общего с реальностью имеют оба эти утверждения, не понимает лишь тот, кто не желает этого понимать. Можно спорить о праве на убежище в ФРГ выходцев из Сирии, Ирака или Афганистана. Но нет сомнений в том, что подобного массового права не имеют выходцы из Северной Африки. Тем не менее в ФРГ годами находятся и получают социальные выплаты десятки тысяч граждан Алжира, Марокко, Туниса и Египта (на полицейском жаргоне Nafris – от Nordafrikaner), то и дело мелькающие в полицейских сводках, о чем общественность впервые узнала лишь после Кёльна.
В конце февраля глава МВД Северного Рейна – Вестфалии Ральф Егер сообщил о том, что по согласованию с федеральными властями эта земля больше не будет принимать соискателей убежища из Марокко, поскольку здесь и так сконцентрированы 80% выходцев из этой страны. В минувшем году их приток составил 6444 человека – на 353% больше, чем в 2014-м. Выходцев из Алжира приняли на 299% больше – 6790 человек. И это при том, что ни гражданской войны, ни природных катастроф, ни кровавой диктатуры там нет. Зато в криминальной статистике Северного Рейна – Вестфалии фигурируют 6208 правонарушителей из Марокко, 4995 – из Алжира и 1084 – из Туниса. В 2015 г. марокканцы совершили в этой федеральной земле 14 700 правонарушений, алжирцы – 13 тыс., тунисцы – более 2000. В противоправных действиях были замешаны 33,6% марокканцев и 38,6% алжирцев. Однако они по-прежнему продолжают прибывать в страну, поскольку Ангела Меркель не считает нужным контролировать ее границы. Мало того, что канцлер, по сути, импортирует преступность, она еще и швыряет на ветер миллиарды евро, которым имеется более достойное применение.


Одна шестая часть Германии

Об одной из возможностей напомнил в конце февраля управляющий делами благотворительной организации Paritätischer Wohlfahrtsverband Ульрих Шнайдер, представивший в Берлине очередной отчет о бедности в Германии. В среднем по стране 15,4% населения живут под угрозой бедности, среди детей и подростков этот показатель достигает 19%. Доля подверженных бедности пенсионеров за последнее десятилетие возросла на 46%. Наиболее заметное ухудшение ситуации по сравнению с 2014 г. зафиксировано в федеральных землях Бавария и Северный Рейн – Вестфалия. И это при том, что отчет за 2015 г. базируется на статистике 2014-го, когда только начался массовый приток в страну иммигрантов.
Сам Шнайдер о проблемах с «беженцами» почти не упоминал, однако «прогрессивная общественность» в лице журналиста еженедельника Spiegel тем не менее обвинила его в несвоевременном раздувании якобы несуществующей проблемы с целью настроить население против «беженцев». При этом автор не только проигнорировал то обстоятельство, что отчет публикуется ежегодно в одно и то же время, но и поставил под сомнение саму методику определения черты бедности (в ЕС находящимся под угрозой бедности считается человек, который вынужден жить на сумму, не превышающую 60% т. н. медианного нетто-дохода, то есть дохода, который делит все население страны на две численно равные группы). Безусловно, методика эта не идеальна, однако отрицать то, что человек, получающий 917 € нетто в месяц (такова ныне граница бедности в ФРГ), беден (а это с учетом всех государственных трансфертов даже меньше, чем уровень социальной помощи), может лишь тот, кто сознательно искажает действительность. Но автор этого и не скрывает, утверждая: «Тот, кто, зная действительную картину, создает впечатление, будто многие, несмотря на тяжелый труд или повысившиеся ставки пособий, не в состоянии вести достойную жизнь или прокормить свое потомство, тот поступает безответственно. Он подогревает недовольство населения, которое и без того обеспокоено кризисом в связи с приемом беженцев, и гонит избирателей к тем, кто предпочитает простые ответы. Так что не исключено, что Шнайдер найдет новых поклонников там, где бы ему не очень хотелось…»
Это, собственно говоря, и все, что вам нужно знать о современной германской журналистике. С каждым днем она все меньше отличается от тоталитарной системы пропаганды, где иное мнение тут же объявляется проявлением расизма и нацизма. Причем это вынуждены признавать и сами германские политики – не только из рядов внепарламентской оппозиции, но и члены правящей коалиции. В частности, баварский премьер и председатель ХСС Хорст Зеехофер недавно раскритиковал общественно-правовые теле- и радиоканалы, заявив: «Если бы у них не было прямых включений, то содержание их передач вообще имело бы очень мало общего с действительностью».
´

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь