45 лет назад не стало знаменитого кинорежиссера  

Григорий Козинцев, 1964 г.

Нас давно не удивляет, что биография того или иного гения начинается с сакраментального «родился в бедной еврейской семье». В этом смысле лауреат двух Сталинских и Ленинской премий, народный артист СССР, один из лучших советских режиссеров середины XX в. Григорий Козинцев – исключение, лишь подтверждающее правило. Дело вовсе не в еврейском происхождении – дед режиссера по материнской линии был раввином. Но… не бедствовали Козинцевы, отнюдь не бедствовали, отец – доктор медицины Моисей Исаакович Козинцев – имел хорошую практику в частной клинике на Большой Житомирской, семья жила в центре Киева – на Саксаганского, 22 (этот дом сохранился до сих пор). Учился юный Гриша в элитарной Киево-Печерской гимназии – в эпоху процентной нормы редкая удача для еврейского ребенка. Гимназию, впрочем, не любил: день, когда в здание угодил артиллерийский снаряд (занятия так и не возобновились) стал для него праздником. Это было только начало.
О Киеве эпохи Гражданской Козинцев позднее вспоминал: «Оскотевшие банды белых карателей, петлюровцы в нелепых свитках и маскарадных папахах, свист, улюлюканье, гиканье, выстрелы в ночи». А жизнь, тем не менее, шла своим чередом. В 14 лет Гриша Козинцев устроился помощником художника в Театр Соловцова (нынешний Театр им. И. Франко). Тогда же в марте 1919 г. они с сестрой Любой поступили в художественную студию знаменитой Александры Экстер, а спустя пару месяцев трое друзей (позднее все они станут классиками советского кино) – Григорий Козинцев, Сережа Юткевич и Люся Каплер – оформляли своими плакатами первый Первомай на Крещатике. У Экстер Люба (ставшая профессиональной художницей) познакомилась со своим будущем мужем – Ильей Эренбургом. На всю жизнь врезался лучшему публицисту СССР эпизод, случившийся на квартире тестя – Моисея Исааковича. Во время очередной смены власти в дом ворвался белогвардеец и заорал: «Христа распяли, Россию продали!». Потом увидел на столе портсигар и сменил тон: «Серебряный?..».
К началу 1920-х Киев покинули все Гришины друзья – уехали и Экстер, и Эренбург, и молодой Козинцев решает начать новую жизнь в Петрограде. Живет у бабушкиной сестры – тети Розы, учится в Академии художеств у выдающегося авангардиста Натана Альтмана. Пробует себя в экспериментальном театре, а в 1924-м совместно с Леонидом Траубергом снимает первую короткометражку – «Похождения Октябрины», ставшую, по словам Юрия Тынянова, «необузданным собранием всех трюков, до которых дорвались изголодавшиеся по кино режиссеры». О Козинцеве тех лет вспоминала Галина Уланова: «Он был настолько внутренне интеллигентен, что и в Театральной мастерской ФЭКСа, и на съемках „Октябрины“ ему не нужно было прилагать никаких усилий к тому, чтобы его ученики и сотрудники, хотя он и был моложе большинства из них, называли его только на „вы“ и „Григорий Михайлович“».

Максим СУХАНОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь