Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
«Я живу верой в добро»

image

Беседа с председателем Ассамблеи национальностей Украины Ровшаном Тагиевым  

«И всё то, что создашь, что упрочишь с отрадой, в долгой жизни твоей тебе станет наградой». Эти строки великого азербайджанского поэта Низами могли бы стать своеобразным эпиграфом к беседе с его земляком – председателем Ассамблеи национальностей Украины Ровшаном Тагиевым. И вот почему. Созданная в минувшем году ассамблея уже с первых месяцев существования дала основания говорить о себе как о реально работающей организации. Мы уже свыклись с тем, что иные межнациональные структуры существуют только на бумаге. Но Ассамблея национальностей Украины реально действует. Только один пример. В конце апреля она провела круглый стол «Единая страна – цель украинского общества» не где-нибудь, а в небезопасном для подобных встреч Донецке. На этом форуме в ходе острых дискуссий было принято обращение к украинскому руководству с призывом к борьбе с сепаратистами и предложением о внесении в Верховную раду проекта закона «О национальных меньшинствах в Украине» и принятии пакета законов, направленных на децентрализацию власти, расширяющих права регионов, в том числе и в языковой сфере, но с безусловным сохранением унитарного устройства Украины. Вот почему в эти непростые для Украины времена мне захотелось побеседовать именно с Ровшаном Тагиевым.

– Я родился в Баку, – начал разговор Ровшан, – в семье медика. Рабочий стаж отца 42 года. Из них 36 лет он проработал главврачом в больницах и получил звание заслуженного врача республики. Мама – домохозяйка, занималась детьми. У меня три брата и две сестры. Все они ныне осели в Германии. А я живу в Киеве, потому что люблю Украину и никуда отсюда не хочу уезжать.
– Насколько я знаю, ваша семья интернациональная.
– Да, папа – азербайджанец, мама – еврейка. Я думаю, этот факт и определил то, что вопросы межнациональных отношений я считаю очень важными и решил работать над тем, чтобы между людьми разного этнического происхождения не существовало вражды. Баку ведь всегда был интернациональным городом. И таких семей, как наша, в нем много. Даже говорили: наша нация – бакинцы. На практике это означало, что национальность человека не имеет значения, главное – какой он. Азербайджан, к слову, в 2013 г. вошел в первую пятерку самых толерантных государств мира.
– В Азербайджане радикальные религиозные течения, в отличие от соседних исламских государств, не очень влиятельны.
– В свое время попытки экстремистов навязать обществу свои идеи были решительно пресечены Гейдаром Алиевым. Радикальные исламские партии даже были запрещены. Я считаю, что это правильно: люди должны жить не столько по религиозным канонам, сколько по вере.
– А вы верующий человек?
– Я живу верой в добро. Я не разделяю людей по конфессиям, а живу по вере. Она заключается в том, что Бог на самом деле один, только пути к нему у людей бывают разные.
– Как вы оказались в Киеве?
– В 1986 г. я окончил школу и поступил на исторический факультет Киевского университета. Окончил учебу в 1991 г. И тут как раз СССР развалился.
– Историки сразу перестали быть нужны?
– Не совсем. Я стал заниматься общественными делами. Возглавил Азербайджанское общество и некоторое время был сопредседателем Республиканского культурного центра тюркоязычных народов. С 1997 по 2002 г. работал в посольстве Азербайджана в Украине. Затем занимался экономическими проблемами. А после подал заявление на получение украинского гражданства. И вот уже 12 лет я гражданин Украины.
– Вы, наверное, здесь и женились?
– Да, мы с женой уже 17 лет вместе. Моя жена Людмила тоже из многонациональной семьи: в ее роду есть украинцы, русские, белорусы, евреи, кавказцы. Моей старшей дочке 13-й год, младшей восемь лет. Они ходят в украинскую гимназию и, как и большинство молодежи, не имеют никаких проблем с украинским языком. Я вообще считаю, что языковая проблема используется некоторыми политиками, чтобы обострить ситуацию в стране. Да, я за то, чтобы государственным языком в стране был украинский. Но глупо не считаться с исторически сложившейся ситуацией, когда значительная часть граждан Украины предпочитает говорить по-русски. Что делать? Вот в Германии, например, живет несколько миллионов турок, но вопрос о придании турецкому языку статуса государственного там не поднимают. И мы тоже можем обойтись без русского как государственного языка. Однако необходимо, чтобы в регионах, где высок процент русскоязычного населения, ему был присвоен официальный статус. Это простое, но действенное решение. А все «пережимы» по поводу языковой проблемы в Украине, как с одной, так и с другой стороны, я считаю откровенно спекулятивными и работающими против единства страны.
– Нас всегда учили, что политика правящей верхушки – это одно, а народ – другое.
– История говорит о том, что во многом так и есть. Однако нельзя не отметить, что нынешняя политика Путина, судя по опросам, имеет большую поддержку в российском обществе. Я полагаю, это во многом связано с серьезным ограничением правдивой информации в российских СМИ.
– Я бы назвал это более определенно: со сплошной дезинформацией в отношении того, что происходит в Украине.
– Можно сказать и так.
– Сегодня в России настоящий психоз воинствующего ура-патриотизма. Вам как историку это ничего не напоминает?
– Почему же, напоминает.
– Когда накануне Второй мировой войны Зигмунд Фрейд под давлением американцев и англичан был отпущен нацистами, он, приехав в Лондон, принялся писать работу, которую закончил незадолго до смерти. В ней ученый утверждал, что националистическая истерия тех лет в Германии – это не производное от политико-экономических процессов, а психическая эпидемия. Тогда научное сообщество отнеслось к утверждениям Фрейда довольно скептически. Но сейчас, когда в России мы наблюдаем похожую картину, закрадывается мысль о том, что при современных технологиях в области психологии и психотропных воздействий вызвать подобную «эпидемию» вполне возможно.
– Вопрос этот сложный. Но то, что сегодня происходит в России, наталкивает на мысль о том, что «промывание мозгов» там поставлено на высокий уровень. И это весьма печально…
– Вернемся к вашей ассамблее. Каковы ее структура и задачи?
– Одной из главных ее особенностей является то, что войти в нее могут не только организации, но и граждане. Мы охотно принимаем всех, кто хочет содействовать межнациональному миру и толерантности в Украине.
– Похожие цели задекларированы и в программах других межнациональных конгрессов и ассоциаций, которые были созданы раньше вашей ассамблеи. Были даже недовольные ее созданием. Спрашивали: «А зачем еще одна?» Ответьте, пожалуйста.
– Вы, конечно, помните, что в советские времена у нас была одна партия, указывавшая всем, как жить. Да, мы не первая общественная межнациональная организация в Украине. Но я полагаю, что чем больше будет таких сообществ, тем лучше смогут наладиться добрые отношения между людьми различных национальностей.
– Однако кое-кому из представителей других подобных организаций создание вашей ассамблеи не очень понравилось.
– Это их проблема. Говоря же о нашем пути, хочу сказать, что его особенностью является широкая международная деятельность. Мы выступили соучредителями уникальной организации – Ассамблеи диаспор мира. Существует немало мировых этнических структур, но не было организации, объединяющей людей различных национальностей на мировом уровне. Мы создали такое сообщество. И мы не просто декларируем – мы работаем. У нас уже есть офисы в Нью-Йорке, Чикаго, Праге, Берлине, естественно, в Киеве. Недавно мы провели в США интересную и важную встречу, на которой присутствовали конгрессмены, общественные деятели, историки, бизнесмены. На ней в первую очередь обсуждалась ситуация, сложившаяся сегодня в Украине. И все участники форума выразили нашей стране горячую поддержку.
– Вы упомянули о бизнесменах. А на какие средства существует ваша ассамблея?
– Несмотря на гуманитарное образование, я с молодых лет довольно успешно занимаюсь бизнесом и имею возможность спонсировать нашу ассамблею. Помогает нам и ряд состоятельных людей, для которых межнациональный мир – не просто слова.
– Но есть богачи, предпочитающие покупать дорогие яхты и футбольные команды.
– Это не для меня. Вот мы с вами беседуем неподалеку от школы. В ней не учатся мои дети, но я вложил в ее ремонт до 100 тыс. долл. Пусть ребятам будет хорошо.
– Эйнштейн однажды сказал: «Я знаю только две вещи, стремящиеся к бесконечности: Вселенная и невежество», а потом, сделав паузу, добавил: «Кажется, насчет Вселенной я погорячился». Так вот, невежество, рождающее озлобление, и есть то, что сегодня нам мешает. И оно действительно бесконечно?
– А вы посмотрите, что проповедуется в информационном поле! Мы включаем телевизор и видим или рекламу того, что нам не нужно, или клипы с голыми женщинами, а также фильмы, в которых проповедуется жестокость, раскованная «свободная жизнь» и нивелируются семейные ценности. А ведь порядок в стране начинается с семьи.
– Скажите, а какова, по-вашему, сегодня ситуация с межэтническим миром в Украине?
– Недругам нашей страны, несмотря на все их усилия, не удалось ввергнуть Украину в пучину межнациональных конфликтов. Это говорит о том, что, когда политические страсти утихнут, Украину ожидает хорошее будущее. А мы в меру своих сил будем работать, чтобы совместно преодолевать всё, что мешает Украине стать одной из самых благополучных стран Европы.

Беседовал Михаил ФРЕНКЕЛЬ

P. S. Когда это интервью уже было подготовлено к печати, в Киеве на Ровшана Тагиева было совершено покушение. Раненый киллером, он чудом спасся. Ровшан связывает нападение со своей активной общественной деятельностью и подчеркивает, что запугать его не удастся. Пожелаем ему здоровья и успехов.

Написать письмо в редакцию