Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
«Я вообще ни во что не верю»

image

Разговор с Валерией Новодворской 

Однажды Константин Боровой сказал о Новодворской, что «самое большое восхищение в ней вызывает то, что за многие годы она ни на йоту не отступилась от своих взглядов». Судить о Валерии Ильиничне как о члене Центрального координационного совета партии «Демократический союз» можно по ее выступлениям. Судить о Валерии Новодворской как о журналисте можно по ее публикациям. Нам же хотелось поговорить с ней несколько в другом аспекте. Тем более что неполитических интервью она практически не давала. Так пусть этот материал будет памятью об этом неординарном человеке – «бабушке русской контрреволюции», как ее называли.

– Валерия Ильинична, как вас в детстве называли родители?
– Очень уважительно – Лерочка.
– Вы хорошо учились в школе?
– Читать я научилась в пять лет и читала интеллектуальные книжки типа Джека Лондона. А перед школой бабушка объяснила мне, что если я не буду учиться на отлично, то пойду пасти свиней. Эта перспектива настолько меня испугала, что с первого класса я была круглой отличницей.
– Кем вы хотели стать, когда окончили школу?
– У меня были крайне неареалистические намерения. Лет до 15 я собиралась стать пиратом. Затем – шпионом, только мне уже тогда казалось, что гораздо полезнее и нравственнее шпионить не на собственную державу, а, скажем, на США. Ну, а после 17 мое жизненное призвание определилось четко: журналист, антикоммунист, антисоветчик и буржуазный революционер.
– Хотели бы вы, чтобы ваши школьные годы пришлись на сегодняшнее время?
– В этом случае, думаю, сегодняшнее время имело бы меньше шансов вообще состояться, ибо двигать антисоветскую идею в 1960-е гг. мало кто рисковал даже из диссидентов, и эта моя концепция была достаточно уникальной.
– Новая Россия началась с Ельцина. А как вам нравится такой лозунг: «Спасибо господину Ельцину за наше счастливое детство»?
– А что, лозунг вполне адекватный. Господин Ельцин действительно дал возможность не ездить в пионерские лагеря, не объединяться в октябрятские звездочки, не ходить на слеты пионерских дружин. И это – хорошо. Человек должен быть один, потому что он имеет право быть свободным и всё делать для себя сам. Каждый с младых ногтей выбирает сам, как использовать свое время.
– Говорят, покой вам только снится. А что вам еще снится, кроме покоя?
– Я хотела бы видеть сон, что в России запрещена коммунистическая и фашистская деятельность и что за всеми проходимцами с красными флагами гоняются казаки на хороших таких конях. А все путчисты сидят в уютной Лефортовской тюрьме.
– Если бы у вас был герб, что бы вы на нем написали?
– «Демократический союз» мог бы взять себе герб, предложенный Колчаком: два хищных орла с мечом в лапах. А написали бы: «Познайте истину, и она сделает вас свободными».
– А что человеческое вам чуждо?
– Трусость, конформизм, стадное чувство. Евангельское желание чтить отца своего, то есть уважение к родителям, старшим, авторитетам. Лояльность к кому бы то ни было, подчинение кому бы то ни было мне абсолютно чуждо.
– Почему же неуважение к родителям-то?
– Любовь и уважение – разные вещи. Часто мы свое уважение к родителям переносим на правительственные авторитеты. Эта традиция вредна.
– Вы верите в приметы?
– Я вообще ни во что не верю. Кроме Христа, конечно. В наше время человек обязан верить только здравому смыслу и рассчитывать только на себя.
– Вы следите за своим здоровьем? Соблюдаете диету? Принимаете лекарства?
– Лекарства приходится глотать, чтобы функционировать. Диета… Что нельзя для сосудов, то не ем, а в эстетическом смысле диета ничего не дает.
– Вы готовите сами? Ваше любимое блюдо?
– Я ничего готовить не умею, кроме яиц всмятку. А любимое блюдо… Икра. Ее не надо готовить.
– Какие у вас увлечения?
– Политика – это хобби. В миру-то я вообще журналист, но часто хобби совпадает с основным родом деятельности. А так люблю плавание, чтение, хорошие фильмы, спектакли.
– Какой из спектаклей вам запомнился?
– «Чайка». У Марка Захарова, конечно.
– Вы носите готовые вещи или вам шьют?
– Ну, исходя из моей фигуры, в основном шьют, но бывают и готовые.
– Кто вам делает прическу?
– Я сама причесываюсь пятерней. Хорошо выходит.
– Вы любите разгадывать кроссворды?
– Делать мне больше нечего… Это занятие для бездельников.
– У вас есть подруга детства?
– Никаких подруг у меня в детстве быть не могло. Я терпеть не могла девчонок и до сих пор не могу. У меня могли быть только друзья детства.
– А вообще-то у вас друзья из какой области?
– У меня область исключительно политическая и товарищи по партии.
– Кого бы вы хотели иметь в соседях?
– Никого. Чем дальше от соседей, тем лучше. Слава богу, у меня отдельная квартира. Мой дом – моя крепость.
– Вам оплачивают больничный лист?
– Давно не знаю, что это такое. Это чисто социалистический пережиток.
– Когда вы впервые захотели поехать за границу?
– У меня такого желания не было. В юности это было полностью невозможно. Потом стало возможно, но не пустили бы обратно. Это начиная где-то с середины 1980-х. Сейчас – просто дорого. К тому же нельзя отлучаться из Москвы: того и гляди что-то начнется. И как потом возвращаться? Не все же могут, как в свое время Ростропович, купить для этого самолет.
– И вы никогда не были за границей?
– Очень мало. В основном в Прибалтике и Грузии. Вы понимаете, в какое еще время.
– Допустим два варианта невозможности заграничных поездок: или не пускает райком, или нет денег. Какой предпочтительнее?
– Кончено, второй. Деньги можно заработать, но они нужны на другие вещи. А вот когда не пускает райком, то это навсегда. Знаете, что если кто-то кого-то куда-то не пускает, то в такой стране жить нельзя.
– У вас есть оружие, телохранители?
– Оружие есть, телохранителей не держу.
– Если бы у вас случились три свободных дня, чем бы вы занялись?
– Отключила бы телефон и зарылась в книги.
– Какую книгу вы подарили бы своему лучшему другу?
– Я довольно часто дарю друзьям хорошие книги. Мережковского, скажем, Шлезингера. Или что-нибудь из западной фантастики. С подбором хороших книг сейчас нет проблем. Шаламов – очень хороший подарок, чтобы друг не смог заснуть. В свое время хотела подарить Ельцину и Путину свою книгу «По ту сторону отчаяния». Похоже, они ее не читали, а то бы более активно боролись с коммунизмом.
– Вы никогда не писали юмористические рассказы?
– По-моему, все мои статьи – фельетоны, и юмора в них достаточно.
– Вы были военнообязанной? Ваше воинское звание?

Беседовал Григорий ПРУСЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию