Сентябрь 26, 2014 – 2 Tishri 5775
Этот дорогой Суккот

image

Ни один праздник в Израиле не имеет столько опознавательных знаков  

О нем напоминают и шалаши, вдруг возникшие между домами, и полиэтиленовые пакеты в руках спешащих в синагогу евреев. В пакетах просвечивают пальмовая ветвь (лулав), веточки мирта (адас) и ивы (арава), а также этроги в специальных коробочках. Весь этот комплект, который предписано возносить во время молитвы, принято называть «лулавом».
В предпраздничные дни на рынках и улицах идет бойкая торговля этими четырьмя видами растений. Цены на них самые разные, но в любом случае приводящие непосвященного в удивление. В минувшем году, к примеру, цена этрога колебалась от 40 до 400 шекелей, лулава – от 40 до 150, мирта – от 10 до 120, ивы – от 5 до 120. В то же время за 50–80 шекелей в некоторых местах можно было приобрести сразу весь комплект.
Понятно, что реальная стоимость каждого из этих растений намного ниже, и потому у стороннего наблюдателя непременно возникает вопрос о том, откуда берутся эти цены и почему евреи готовы выкладывать такие деньги за один «большой лимон», пару веточек и высушенную пальмовую ветвь, которые им нужны всего-то на одну неделю. Что ж, давайте попробуем в этом разобраться…

Цена заповеди
В сущности, это не один, а два вопроса. Любой религиозный еврей скажет вам, что готовностью выложить немалые деньги за лулав еврейский народ демонстрирует верность Торе и стремление исполнить заповеди Творца, чего бы ему это ни стоило. В нашем фольклоре, да и в современной литературе и кино есть немало сюжетов о том, как за праздничный этрог евреи выкладывали колоссальные деньги, иногда всё свое состояние. Таким образом, высокая стоимость лулава – это традиция, и если бы он продавался по реальной цене, это в определенной мере снизило бы ценность заповеди. С другой стороны, традиция-то и возникла потому, что в странах галута те же этрог и лулав достать было практически невозможно. Их привозили, преодолевая немалые трудности, издалека, потому-то и запрашивали за них поистине астрономические деньги. Однако в Израиле, где они произрастают, эти цены выглядят как откровенный грабеж. А если учесть, что еврейская традиция устанавливает верхний потолок нормы прибыли в одну шестую от затрат, то невольно возникает вопрос о том, как эти явно спекулятивные цены совмещаются с принципами иудаизма.
Для того чтобы найти ответы на эти вопросы, следует заглянуть за кулисы соответствующего рынка. Он отнюдь не находится в руках ортодоксов или просто соблюдающих традиции евреев. Подавляющее большинство торговцев лулавом – это светские люди, желающие заработать большие деньги за четверо суток, отделяющих Судный день от Суккота.
Вместе с тем нелепо думать, что эти деньги делаются за четыре дня. Первые сделки между фермерами и оптовыми торговцами заключаются сразу после Песаха. Обычно оптовики скупают «на корню» весь урожай той или иной рощи. Этот урожай оценивается на глазок, реально он может оказаться значительно больше (и тогда оптовик окажется в прибыли), но может оказаться и значительно меньше ожидаемого (и тогда он потерпит солидные убытки).

Пинхас БЕН-ХАИМ