Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
Швейк перед судебными врачами

(отрывок из романа «Похождения бравого солдата Швейка»)

Судебная медицинская комиссия, которая должна была установить, может ли Швейк, имея в виду его психическое состояние, нести ответственность за все те преступления, в которых он обвиняется, состояла из трех необычайно серьезных господ, причем взгляды одного совершенно расходились со взглядами двух других. Здесь были представлены три разные школы психиатров.
И если в случае со Швейком три противоположных научных лагеря пришли к полному соглашению, то это следует объяснить единственно тем огромным впечатлением, которое произвел Швейк на всю комиссию, когда, войдя в зал, где должно было происходить исследование его психического состояния, и заметив на стене портрет австрийского императора, громко воскликнул: «Господа, да здравствует государь император Франц-Иосиф Первый!»
Дело было совершенно ясно. Благодаря сделанному Швейком, по собственному почину, заявлению целый ряд вопросов отпал и осталось только несколько важнейших. Ответы на них должны были подтвердить первоначальное мнение о Швейке, составленное на основе системы доктора психиатрии Кадлерсона, доктора Гевероха и англичанина Вейкинга.
– Радий тяжелее олова?
– Я его, извиняюсь, не вешал, – со своей милой улыбкой ответил Швейк.
– Вы верите в конец света?
– Прежде я должен увидеть этот конец. Но, во всяком случае, завтра его еще не будет,– небрежно бросил Швейк.
– А вы могли бы вычислить диаметр земного шара?
– Извиняюсь, не смог бы,– сказал Швейк.– Однако мне тоже хочется, господа, задать вам одну загадку,– продолжал он.– Стоит четырехэтажный дом, в каждом этаже по восьми окон, на крыше – два слуховых окна и две трубы, в каждом этаже по два квартиранта. А теперь скажите, господа, в каком году умерла у швейцара бабушка?

«Маразм – единственный допинг, на котором может держаться рейтинг власти в отсутствие военных успехов».
Дмитрий Быков, писатель, журналист, телеведущий

Судебные врачи многозначительно переглянулись. Тем не менее один из них задал еще такой вопрос:
– Не знаете ли вы, какова наибольшая глубина в Тихом океане?
– Этого, извините, не знаю,– послышался ответ,– но думаю, что там наверняка будет глубже, чем под Вышеградской скалой на Влтаве.
– Достаточно? – лаконически спросил председатель комиссии.
Но один из членов попросил разрешения задать еще один вопрос:
– Сколько будет, если умножить двенадцать тысяч восемьсот девяносто семь на тринадцать тысяч восемьсот шестьдесят три?
– Семьсот двадцать девять,– не моргнув глазом, ответил Швейк.
– Я думаю, вполне достаточно,– сказал председатель комиссии. – Можете отвести обвиняемого на прежнее место.
– Благодарю вас, господа,– вежливо сказал Швейк,– с меня тоже вполне достаточно.
После ухода Швейка коллегия трех пришла к единодушному выводу: Швейк – круглый дурак и идиот согласно всем законам природы, открытым знаменитыми учеными психиатрами. В заключении, переданном судебному следователю, между прочим стояло:
«Нижеподписавшиеся судебные врачи сошлись в определении полной психической отупелости и врожденного кретинизма представшего перед вышеуказанной комиссией Швейка Йозефа, кретинизм которого явствует из заявления „да здравствует император Франц-Иосиф Первый“, какового вполне достаточно, чтобы определить психическое состояние Йозефа Швейка как явного идиота. Исходя из этого нижеподписавшаяся комиссия предлагает:
1. Судебное следствие по делу Йозефа Швейка прекратить и
2. Направить Йозефа Швейка в психиатрическую клинику на исследование с целью выяснения, в какой мере его психическое состояние является опасным для окружающих».
В то время как состоялось это заключение, Швейк рассказывал своим товарищам по тюрьме:
– На Фердинанда наплевали, а со мной болтали о какой-то несусветной чепухе. Под конец мы сказали друг другу, что достаточно поговорили, и разошлись.
– Никому я не верю,– заметил скрюченный человечек, на лугу которого случайно выкопали скелет.– Кругом одно жульничество.
– Без жульничества тоже нельзя,– возразил Швейк, укладываясь на соломенный матрац.– Если бы все люди заботились только о благополучии других, то еще скорее передрались бы между собой.

Ярослав ГАШЕК

Написать письмо в редакцию