Изречения, претензии и действия русскоговорящих туристов – источник хорошего настроения 

«Плювать на всё»

Торговый центр возле Мертвого моря. Под жарким солнцем томятся два унылых верблюда и их хозяин в галабие до пят. На «пипи-стоп» останавливаются лишь автобусы с израильскими туристами. Кто же из многоопытных израильтян полезет на верблюда или хотя бы возжелает сфотографироваться с ним, да еще заплатить гонорар погонщику? Если и снимаются, то только издалека, благо зумм современных фотокамер это позволяет сделать без проблем.

Тут на стоянку заныривает шикарный внедорожник, из которого выходят четверо: типичный постсоветский качок с татуировками на всех видимых частях тела, его крупногабаритная жена с пережженными волосами, мальчик лет 14 и девочка дошкольного возраста. Очаровательное дитя тут же показывает пальчиком на одного из верблюдов, топает ножкой и восклицает на великом и могучем:
– Хочу!
Слово ребенка – закон. Качок обращается к погонщику по-русски, тот молча подсаживает девочку на своего горбатого питомца, и счастливая мамаша фотографирует эту сладкую парочку на мобильник.
Пацан ни залезать на верблюда, ни фотографироваться с ним не желает. У него свои приоритеты.
– А пускай он плюнет на Таньку! – требует он у родителя, показывая на нехотя отходящую от животного сестренку.
– Не, на Танюху не надо, потом реву не оберешься и мыть ее придется, – качок качает головой. – Пускай просто плюнет.
– Ага, как в «Джентльменах удачи»! – радуется этой идее мамаша. – Только в сторону отойдем, чтобы не забрызгал.
– Слышь, кореш, – глава семейства подходит к погонщику. – Пусть твоя скотина плюнет как следует.
Верблюдовладелец не понимает. Всё, что он знает по-русски, – «карашо», «патдесят доллар», «ладно двадцать доллар», «Путин» и одно ненормативное слово, похожее на арабское «биляди» («родина»). Переспрашивает по-английски – качок не понимает. На иврите и арабском, само собой, тоже.
– Дурак ты, что ли? – закипает качок. – Что такое плювать не знаешь, да? Плю-вать!
Погонщик разводит руками. Тогда папаша, набрав слюны, плюет в сторону и показывает на получившийся «продукт» пальцем.
– Теперь понял?
Неожиданно для гостя погонщик, воспринявший плевок как оскорбление, начинает что-то кричать по-арабски, показывая жестом, мол, уходи отсюда.
– Да я тебе морду набью! – выпучив глаза, орет «русо туристо». – Что ты кричишь, чурка недорезанный?!
Ситуация явно начинает выходить из-под контроля, и конфликт цивилизаций на уровне отдельно взятого оазиса в пустыне Арава рискует выйти на точку невозврата. И тут к разгоряченным мужчинам подходит субтильная дама и спрашивает по-русски, не нужна ли помощь.
– Да скажи этому болвану, чтобы верблюд плюнул! – отвечает качок. – Дам 20 долларов.
Женщина обращается к представителю нацменьшинства на иврите. Тот, успокоившись, отвечает, что заставить верблюда плюнуть невозможно.
– Ладно, даю 50 долларов, – качок не унимается.
Отрицательный ответ повышает ставку до 100 «зеленых». «Русская» израильтянка поясняет гостям, что верблюды слюной брызжут исключительно по мере ее накопления, а посему остается только запастись терпением на несколько дней, а то и недель.
– Значит, по заказу не плюнет? – недоверчиво переспрашивает качок.
– Ни за какие деньги.
– А, плювать, поехали дальше, – махнул рукой папаша.
Разочарованный подросток кричит в сторону индифферентно жующих жвачку верблюдов:
– Сволочи! Чтоб вы сдохли!
И, получив крепкий подзатыльник, садится в машину.
Погонщик, задумчиво глядя вслед удаляющемуся внедорожнику, сплевывает и произносит:
– Путин, билядь…

На верху блаженства
Эта история тоже связана с верблюдами, только приключилась она в Иерихоне. Пара в возрасте, близком к пенсионному, обсуждает, стоит ли платить пять долларов за то, чтобы дама прокатилась на «корабле пустыни».
– Ну что такое пять долларов? – чуть не плачет женщина. – Когда я еще верблюда увижу, а тем более прокачусь?
В конце концов ей удалось уломать скаредного супруга. Молодой араб усаживает верблюда, помогает даме забраться на него. Минут 15 водит животное по окрестностям. За это время муж успевает задремать в тенечке. Просыпается от истошного крика жены:
– Витя, он не хочет опускать меня на землю!
– А? Что? В чём дело? – вскакивает супруг.
– Да этот парень говорит, что пять долларов – это чтобы залезть на верблюда и покататься, а за спуск требует сто.
– Какая наглость! – возмущается муж. – Переведи ему, что я буду жаловаться.
– Кому? – всхлипывает жена. – У меня уже голова кружится…
– Ладно, дам ему за спуск пять долларов.
Начинается спор, в котором в качестве переводчика выступает невольная наездница. Дойдя до 40 долларов, иерихонец заявляет, что дальнейший торг неуместен.
– Нет – так нет, – спокойно отвечает турист. – Милая, покатайся еще. Мы ему всю клиентуру отпугнем.
И в самом деле, несколько постсоветских туристов, ожидавших своей очереди и осознавших, к чему может привести катание на верблюде, покидают место. Муж достает из сумки путеводитель и, не обращая внимания на рыдания супруги, делает вид, что углубляется в чтение. Погонщик тоже делает вид, что ему всё равно, и начинает неспешно беседовать с продавцом сладостей.

Владимир ПЛЕТИНСКИЙ
Фото автора

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию