Июнь 24, 2014 – 26 Sivan 5774
Трудное заглавие

image

Я хочу, собственно, написать о рассеянности.
То, что я напишу, будет для рассеянных людей вовсе не обидным, потому что они, по рассеянности, не прочтут этого.

Они вообще читают мало, а если возьмут- ся за журнал, то долго, в тоскливом недоу- мении, будут размышлять, почему какой-то чудак решил напечатать текст вверх ногами, забывая, что привести журнал в нормаль- ный вид очень легко: стоит только перевер- нуть всё издание головой кверху...
Для обыкновенных людей рассеянный че- ловек чистое мучение: он надевает чужие ка- лоши, иногда – новые – вместо своих, целует чужих жен, думая, что это его собственная, и всегда забудет то, что обещал, или то, что ему поручили сделать. Я не настолько рассеян, чтобы не перейти от абстрактных рассужде- ний к конкретному случаю. У меня есть такой. Самый нелепый. Именно – о поручениях.

Я стоял у прилавка книжного магази- на, покупая какую-то книгу, когда вошел он – это несчастное растерянное существо, будто еще не успевшее оправиться от соб- ственного рождения, существо, еще более жалкое от того, что оно делало вид челове- ка крайне памятливого, уверенного в себе и сообразительного. Этот человек подошел ко мне и стремительно выпалил:
– Дайте мне книгу!
Я удивленно посмотрел на него и сказал: – Я всего только покупатель.
– Отчего же вы стоите за прилавком?
– Я стою не за прилавком, а по сю сторону
прилавка. 
На него самая простая логика действовала мало. Он возразил:
– Так я, значит, должен пойти по ту сторо- ну прилавка, и, в качестве покупателя, я буду по сю сторону, а вы, как противоположная сторона, по ту сторону, в качестве приказ- чика! Видите?
Он хитро прищурился, думая, что по- ставил меня в безвыходное положение, но в это время подошел настоящий приказчик и спросил его:
– Что прикажете?
Тогда этот глупец расплылся в широкую


«Как библиотеку можно сделать окупае-мой? Разве что ночной клуб с шестом при ней открыть».
Владимир Мединский, министр культуры РФ


улыбку и сказал с видом полного удовлетво- рения:
– Да! Вот это настоящий! – Что вам угодно?
– Дайте мне книгу! –Какую?
По лицу его пробежала судорога мучи- тельного усилия, и он смущенно выдавил из себя слова:
–Эту...самую...
– Как заглавие?
– Дело в том, что я... забыл заглавие!
Я... это самое... может быть, вспомню. Приказчику проще было предложить удивительному покупателю стул и оставить его вспоминать до вечера, но эта книжная крыса обладала, очевидно, добрым сердцем. – Вы, может быть, вспомните автора?
(После мы узнали, что автором была Бичер-Стоу, а книга называлась «Хижина дяди Тома».)
– Нет, автора мне едва ли уж вспомнить, но я твердо знаю, что главный герой – жгучий брюнет!
– Ну, это для книги не характерно... Мало ли мы встречаем в книгах жгучих брюнетов! Как его звали, по крайней мере?
– Его звали... позвольте, ей-богу, вспомнил! Его звали... Ах ты, боже мой! Это слово еще на обложке почти каждой книги написано...

– Выпуск?
– Э, к черту выпуск! Ну, судите сами: разве это мужское имя? Дайте мне... ну хотя бы полное собрание сочинений Тур- генева!
Приказчик был в полном недоумении. – Прикажете завернуть?
– Кого? Вы положительно невыносимы!
Как же в завернутых книгах я найду это слово! Дайте любую... Ага! Вот эту.
Он торжествующе хлопнул по Тургене- ву и воскликнул:
– Видите! Вот оно, это имя... так и героя звали!..
– Том 1? что же, он был король?
– Фу ты, наказание! Такой же, как я ки- таец! Кто вам сказал, что он король?
Он задумался и потом хлопнул себя ла- донью по лбу (очевидно, вспомнивши о «хижине»).
– Да, я забыл! Он был этим... как его... Домовладельцем!
Приказчик тяжело дышал, и волосы у него прилипли ко лбу. Он стал язвителен.
– Скажите, не припомните вы, в какой части города стоял его дом? И доходный ли он? И аккуратно ли платят жильцы, черт их возьми! А? Отвечайте!
Этот человек не смутился, а утверди- тельно сказал:
– Этого не помню... Но он был чей-то родственник!
– Покажите мне портрет того негодяя, который не был бы чьим-то родственни- ком! Какого черта толкуете вы там о род- ственниках?!
– Он был их дядя!
– Чей их?
– Их... вообще!..
Приказчик скрежетал зубами. Тогда я
приблизился к нему и сказал:
– Я, кажется, понял его: требуется «Хи-
жина дяди Тома». Дайте ему эту книгу и выбросьте его за дверь!
– Да, да! Так меня и дети просили: «Хи- жина дяди Тома».
Он с удивлением повторил эти три сло- ва. Я гневно спросил его:
– Какого дьявола вы сразу не сказали, что Том – негр? Что это еще за жгучий брюнет?
Он ядовито подмигнул мне и ответил:
– Укажите мне тогда хотя бы одного не- гра, который был бы не брюнет, а жгучий блондин?!
И, забывши заплатить деньги, он, сияю- щий, вышел с книгой на улицу.

Аркадий АВЕРЧЕНКО (1908 г.)

Написать письмо в редакцию