Еще один способ сравнительно честного отъема денег  

Чем дальше, тем больше поражаюсь собственной наивности и непостижимости израильской жизни. Казалось бы, 20 лет живешь в стране, постоянно пополняешь багаж знаний о ней, говоришь на ее языке, много читаешь, смотришь, слышишь – и всё равно постоянно оказывается, что чего-то важного не знаешь. Причем это незнание, как правило, касается информации негативного свойства: еще и так надувают израильских граждан.
В данном случае речь о посреднических услугах при устройстве на работу – так называемом «каблануте». До недавних пор я считала, что эта система применяется в основном при найме малоквалифицированной рабочей силы и потому особенно бьет по слабым слоям населения, представители которых пытаются бороться за «посты» уборщиц и охранников. Но вдруг обнаружила, что она активно использует также молодых образованных людей, отлично владеющих ивритом и ищущих дорогу в хай-тек.

Посреднический интерес
А всё началось с того, что сын моих друзей демобилизовался из армии. Отметив это событие, семья стала решать, чему ему учиться и где работать. Сначала решили учиться, но выяснилось, что на «солдатский подарок» претендует большая группа желающих. А это значит, что для поступления в вуз необходимо сдать психометрический тест. И хотя министр образования Шай Пирон пообещал его отменить, когда еще это случится... Все понимают, что лобби в защиту психометрии так просто сдаваться не собирается, ведь речь идет о десятках миллионов шекелей ежегодно. В общем, компании, занимающиеся подготовкой к психометрии, звонили с утра до вечера, пытаясь вырвать друг у друга и у парня солидный кусок солдатских денег – 7,5 тыс. шекелей из 20.
Потом психометрия закончилась, и начался поиск работы. Сын моих друзей, окончив специальный курс, получил в армии престижную специальность системного администратора и три года служил именно в этом качестве. Армейский опыт ценится, так что мы считали, что у парня неплохие шансы на трудоустройство, особенно с учетом перспективного возраста, родного иврита, хороших рекомендаций и т. д. И действительно, как только молодой человек разместил на сайтах по трудоустройству свое резюме, появились десятки предложений. Родители уж было собрались возгордиться, но преждевременно. Очень скоро выяснилось, что все приглашения – даже от солидных госучреждений, правительственных офисов и знаменитых компьютерных фирм – были отправлены через посреднические конторы. Они наперебой звали молодого человека на интервью, но он быстро убедился в том, что везде предлагается одна и та же зарплата – 5500–6000 шекелей. Где было 7000, там требовали подписать обязательство отработать как минимум 1,5–2 года на этой весьма скромной, по современным меркам, ставке. Это значило, что парень должен будет отложить учебу еще на год, и, соответственно, гарантировало «каблану» (посреднику), что без хлеба с маслом он не останется. Так я с удивлением узнала, что монополизирован не только рынок труда уборщиц и охранников, но и израильский хай-тек. Дальше – больше. Оказалось, что после окончания университетов по технологическим специальностям люди тоже попадают в систему «кабланута», выбраться из лап которой исключительно трудно. Мои сведения о том, что посредник, устраивающий человека на работу, берет за это определенную часть зарплаты за несколько месяцев, давно и безнадежно устарели: ныне дельцы-посредники предпочитают, чтобы на них работали не месяцами, а годами, отстегивая проценты.

А правительство против
Через какое-то время я оказалась в компании молодых людей, которые подтвердили мне: рынок компьютерных услуг захвачен «кабланами» сверху донизу, для каждой категории свой тариф и свои вычеты в пользу посредника.
– Теперь ты понимаешь, почему ребята после армии, если есть профессия, стараются махнуть поработать за границу? – спросил маму демобилизованный. – Даже если они патриоты и любят Израиль – а таких много, – они думают

Виктория МАРТЫНОВА

А НАПРЯМУЮ НЕЛЬЗЯ?
Согласно данным, представленным Захавой Гальон и Хаимом Кацем, в Израиле через посредника работают 15 из 130 тыс. учителей, 1000 из 14,5 тыс. сотрудников Электрической компании, 800 жертв «кабланута» трудятся на железной дороге, 1700 – в аэропортах, 6000 заняты в качестве социальных работников, 15 тыс. – помощников воспитателей, 250 – школьных медсестер, 85,5 тыс. – сиделок, столько же уборщиков и 42,8 тыс. охранников. В целом 38% занятых в государственном секторе, или 408 тыс. граждан, работают через посредника. В частном секторе подобным образом работают более 120 тыс. человек, однако по некоторым исследованиям реальная цифра вдвое больше, при этом 48% из них – русскоязычные израильтяне, репатриировавшиеся после 1990 г.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию