Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
Поколение, достигшее цели

image

«Вертикаль власти» усилилась «духовной скрепой»  

Следует признать, что такого не ожидал никто. Единение власти и народа, о котором десятилетиями твердили коммунисты, сталинисты, и волюнтаристы, состоялось. Свершилось то, во что уже не верили ни вялые пропагандисты эпохи «зрелого социализма», ни охмуряемый ими так называемый народ. Российская власть нежданно-негаданно обрела подлинное единство со всем слоями подконтрольного ей населения. Над великой страной воссияла, наконец, путеводная звезда национальной идеи, по поводу отсутствия которой так долго сокрушались и президент-третьесрочник, и «либерасты», и «демшиза», и махровые националисты, и прочие рашисты всех мастей.

У Клиффорда Саймака есть замечательный рассказ. Действие происходит в космическом корабле, запущенном с Земли к далекой звезде. За время полета должно смениться 40 поколений пассажиров. Корабль автоматический, с замкнутым циклом жизнеобеспечения, и путешественники избавлены от необходимости работать и чему-либо учиться. Уже через несколько поколений люди утрачивают представление о том, где и зачем они находятся. Уничтожаются книги, грамотность и научные знания объявляются вредными и наказуемыми. Понимание цели полета заменяет миф о Корабле как центре мира и источнике жизни. Корабль и картины с изображениями земных пейзажей становятся объектами поклонения. Но когда-то организовавшие экспедицию земляне предвидели эту ситуацию, и главный герой рассказа тайно получает знание о том, что корабль движется к какой-то цели, которую скоро достигнет. Он находит машину, которая вкладывает в его память информацию, и узнает, что полет подходит к концу и на заключительном этапе необходимо управлять кораблем вручную. Обезумевшая от страха перед переменами невежественная толпа пытается расправиться с героем, но он во имя благой цели убивает одного из ее активистов, благодаря чему обретает власть над неразумными соплеменниками. Люди боятся выходить из совершившего посадку корабля, но тут звучит предусмотренное для такого случая сообщение о выпущенном ядовитом газе. Под страхом смерти люди покидают корабль и обретают светлое будущее на планете мечты. Правда же, интересно? Перевернув последнюю страницу, хочется узнать: а что же было дальше?

То, что было дальше, мы можем наблюдать прямо сейчас. Сегодняшнее повальное помешательство в России напоминает средневековую эпидемию чумы. В том смысле, что оно не щадит ни простолюдина, ни интеллигента, ни предпринимателя, не говоря уже о чиновнике. Телевидение превратилось в театр абсурда. В патриотическом угаре актеры играют настолько вдохновенно, что не нуждаются в режиссуре. «Если мы потеряем юго-восток Украины, – истерит бородатый персонаж в косоворотке на одном из бесчисленных телешоу, – то мы потеряем и Крым! А если мы потеряем Крым, то мы потеряем всю Россию! А значит, судьба всего мира сегодня в руках нескольких тысяч ополченцев Донбасса!» Зал отвечает ему аплодисментами.

Патриотическая паранойя достигла критической отметки и развивается подобно неуправляемой ядерной реакции. Население, дорвавшееся до простой национальной идеи «вокругвсёнаше», умудряется обвинить в нерешительности даже ее творца – Путина. Для последнего это означает наступление творческого звездного часа, ибо нет для сценариста большего счастья, чем лицезрение оживших персонажей.

Сложившаяся ситуация окончательно выбивает почву из-под ног так называемых либералов, норовящих опорочить ВВП в глазах российской и зарубежной общественности. Как-то даже неловко слышать их речи о том, что нацлидер привел страну к международной изоляции и поставил ее на грань экономической катастрофы. Всё как раз наоборот: гарант Конституции изо всех сил сдерживает историческую удаль собственного народа, не расстающегося с мечтой омыть сапоги в Индийском океане. Пусть даже в процессе реализации этой мечты у него не останется ничего, кроме истертых сапог.

Правда, российский главнокомандующий еще не решил, стоит ли ему прислушаться к гласу собственного народа. Внять ли рациональным до скуки доводам Запада или совершить поступок, достойный темперамента подведомственного ему демоса. Оставить Украину в покое или разорвать ее к чертовой матери, заслав нужное число вежливых зеленых человечков. Он думает. Он любит резервировать за собой последнее слово.

А пока, чтобы окрыленный народ не утратил куража, ему из Нормандии подбрасывается тема для референдума. Дескать, ветераны требуют вернуть Волгограду его героическое имя, отобранное неуемным лысым реформатором. Пребывающий в патриотическом помрачении рассудка народ на подобные предложения реагирует с восторгом добермана, бросающегося за теннисным мячом. Конечно, вернуть! Далее можно и памятничек вождю народов соорудить – ростом с «Родину-мать» на Мамаевом кургане. А что такого? Так называемые сталинские лагеря и миллионы загубленных жизней – это лишь перегибы на местах.

Любопытно, что сказал бы автор теории народоведения Л. Н. Гумилев по поводу нынешнего всплеска специфической пассионарности россиян. Однако понять происходящее, думается, можно и без изящных гумилевских построений – скорее вдохновенно поэтических, чем научных. Чем дальше развивается украинская трагедия, тем более очевидной становится ее первопричина – внезапно возникшее единение российских правителей и народных масс. Между людьми и тоталитарной властью, десятилетиями относящимися друг к другу с полнейшим равнодушием, вдруг появилась небывалая сплоченность. «Вертикаль власти» спонтанно усилилась «духовной скрепой». Возбужденное безнаказанным отъемом Крыма поколение ощутило, что после долгого безвременья настал его звездный час, и это оказалось гораздо реальнее и страшнее какого-то там мифического коммунизма, обещанного Хрущевым к 1980 г.

Так случилось, что нынешнее поколение россиян оказалось в условиях, способствующих рецидиву великодержавного шовинизма. То, что Гумилев называл «пассионарностью», на практике оказалось дремучей агрессивностью и массовым стремлением к захвату чужих земель в ХХI в. И дело тут не в историческом экспансионизме империи – об этом не стоило бы писать в тысячный раз. Гораздо интереснее наблюдать наложенный на путинские неоимперские амбиции всплеск агрессивности простых людей. И здесь, как мне кажется, всё просто и отвратительно. В основе агрессии личности чаще всего лежат ревность и зависть – близкие по природе чувства. Воспитанные в вековых рабских традициях, россияне не в силах признать за украинцами права на независимость. Стремление к свободе вчерашнего товарища по рабству убедительно демонстрирует собственное неизбывное холопство, и это невыносимое чувство побуждает наиболее патриотичных россиян с оружием в руках мчаться за кордон учить братский народ любить историческую родину.
Стоит посмотреть на телеэкране на этих озабоченных молодых пассионариев, деловито распоряжающихся чужой собственностью и захваченным в заложники населением. На этих «министров» воровских республик, стремящихся взять на гоп-стоп целую страну. Вглядитесь в их пустые лица. Это и есть поколение, достигшее цели.

Антон ГЕЙН

Написать письмо в редакцию