Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
О вреде устного счета

Марине повезло: через месяц после приезда в Америку она получила свою первую работу. Везенье это было сказочное и совершенно необъяснимое, потому что английского языка Марина не знала. Она начала учить его по пути в Америку, и за два месяца ожидания американской визы в Италии выучила лишь несколько слов и выражений. Почему ее взяли на работу, она так и не поняла. Работа была в небольшом магазине детских товаров в Беверли-Хиллс, самом дорогом и престижном районе Лос-Анджелеса. Несмотря на заоблачные цены в магазине, зарплата Марины была весьма скромной – 2 долл. в час.
В те старые добрые времена минимальная зарплата в Америке была по закону 2,25 долл. в час, так что хозяйка магазина миссис Варшоски, элегантная крашеная блондинка среднего с плюсом возраста, недоплачивала Марине 25 центов, тем самым нарушая закон. Чтобы избежать конфликта с правосудием, миссис Варшоски платила Марине наличными.
В обязанности Марины входило мыть витрины, пылесосить полы и подавать кофе особо важным покупателям. Магазин был маленький, покупатели заходили редко, поэтому Марина легко справлялась со своими обязанностями. К концу дня у нее даже оставалось время на то, чтобы читать детские книжки, что повышало ее уровень английского языка. Это не ускользнуло от внимания миссис Варшоски.
– Мерайна, – сказала она, обращаясь к Марине со щедрой улыбкой. – Ты хорошо работаешь. Я очень довольна. Я должна тебя вознаградить дополнительными обязанностями. Ты будешь помогать нам вести бухгалтерию. Ты знаешь цифры?
Она говорила громко и медленно, чтобы Марина наверняка ее поняла. Всё равно Марина не поняла ничего из того, что сказала миссис Варшоски, но на всякий случай ответила:
– О`кей.
– Прекрасно! – сказала миссис Варшоски. – Мне не зря говорили, что русские девушки очень умные. Садись.
Она достала из стола пачку желтых листков, похожих на квитанции, и открыла толстую бухгалтерскую книгу.
– Это, Мерайна, называется инвойс, – членораздельно сказала она, показав на квитанцию. – Это счет за товар, который мы купили на прошлой неделе. Понятно?
Марина опять ничего не поняла, но кивнула головой.
– Вот здесь, – сказала миссис Варшоски, показав пальцем на угол инвойса, – указана сумма. Ты должна скопировать ее в эту книгу. Вот в эту колонку. Вот так.
Она записала сумму в колонку и торжествующе посмотрела на Марину. Потом она взяла другой инвойс и тоже записала его сумму в должную колонку, под предыдущей суммой.
– Дальше делай это сама, я посмотрю, как у тебя получится, – сказала она, передавая ручку Марине.
На этот раз по жестикуляции миссис Варшоски Марина поняла, что от нее хотят. Она быстро переписала в книгу суммы инвойсов, коих было штук десять, положила ручку на стол и выжидающе посмотрела на работодательницу.
– Фантастика! – сказала миссис Варшоски, задохнувшись от восторга. – Теперь я сама вижу, что русские девушки очень умные. Дальше будет самое трудное. Ты должна сложить все эти числа и записать результат вот сюда.
Она подвела черту под колонкой чисел и показала пальцем в то место, куда следовало записать результат.
– Триста пятьдесят шесть шестьдесят, – сказала Марина, с трудом выговаривая английские слова.
– Что ты имеешь в виду? – спросила миссис Варшоски.
– Триста пятьдесят шесть шестьдесят, – повторила Марина.
– Я не понимаю, что ты говоришь.
Марине стало ясно, что миссис Варшоски плохо разбирает ее произношение. Она взяла ручку и написала в колонке под чертой: $356,60. Миссис Варшоски нахмурилась.
– Ты меня не поняла, – сухо сказала она, зачеркивая то, что написала Марина. – Тебе надо больше заниматься английским языком. Прежде чем писать, ты должна сложить все эти числа.

В школе у меня был выбор: арифметика или сексуальное образование. Я выбрала сексуальное образование

Складывать надо с помощью калькулятора. Знаешь, что это такое?
Повернувшись в сторону, она закричала:
– Линда, принеси мне калькулятор!
На зов явилась помощница миссис Варшоски Линда, тоже крашеная блондинка такого же туманного возраста, только слегка увеличенная в объеме.
– Покажи Мерайне, как пользоваться калькулятором, – сказала миссис Варшоски.
Калькулятор показался Марине чудом. В то время электронные калькуляторы только появились в Америке. В СССР о них никто не слышал. Там считали на счетах, от которых в бухгалтериях стоял треск, как на стрельбище. Или на других оглушительных устройствах – увесистых металлических арифмометрах «Феликс», получивших среди инженеров ласковую кличку «Железный Феликс».
– Смотри внимательно, как я это делаю, – сказала Линда. – Потом ты будешь это делать сама.

Александр МАТЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию