Август 29, 2014 – 3 Elul 5774
Осуждение по заблуждению

image

Выступая за те или иные права, полезно изучить право 

Те, кто сегодня обвиняет Израиль в «непропорциональном применении силы», требует от него прекратить «оккупацию» сектора Газа, а от мирового сообщества – «пересмотреть план ООН по созданию Государства Израиль», чаще всего не имеют ни малейшего понятия о международном праве. В противном случае они бы знали, что ни одно из этих утверждений не имеет под собой юридического основания.

Вернись в Сан-Ремо!
О распространенном заблуждении, связанном с созданием Государства Израиль, лучше всех, пожалуй, написал в своей вышедшей в 2008 г. книге «Правовые основы и границы Израиля по международному праву» известный юрист-международник Говард Гриф. Предлагаем читателю сокращенный перевод одной из его статей, выполненный Мирьям Аргаман.
«Как в СМИ, так и среди глав правительств существует распространенное заблуждение о том, что Израиль получил свой юридический статус на основании резолюции Генассамблеи ООН № 181(II) от 29 ноября 1947 г., известной как „резолюция о разделе Палестины“. Это заблуждение настолько укоренилось в официальных и народных умах, что стало крайне трудным изменить его, несмотря на неопровержимые доказательства его ошибочности.

Одной из главных причин этого является то, что текст Декларации независимости Израиля увековечил противоправное понятие, будто 14 мая 1948 г. члены Народного совета объявили о создании Государства Израиль „исходя из резолюции Генассамблеи ООН“. Другой причиной было то, что в Декларации упоминались „наши естественные и исторические права“. Там было также указано, что „Государство Израиль будет сотрудничать с ООН в осуществлении резолюции Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1947 г.“.

Это скрывает или даже искажает тот факт, что международно-правовое основание существования Израиля вытекает не из „решения о разделе“, представляющего собой лишь рекомендацию, а из резолюции, принятой в Сан-Ремо 25 апреля 1920 г. Этот документ обрел силу закона после его внесения сначала в Севрский договор от 10 августа 1920 г., а затем – и в преамбулу Мандата на Палестину, что было подтверждено 52 государствами – членами Лиги Наций в 1922 г. и отдельно в 1924 г. – США в договоре с Соединенным Королевством.

Декларация независимости в своей исторической части упоминает Декларацию Бальфура и Мандат на Палестину, но в рабочей части, в обосновании создания еврейского государства, она игнорирует эти взаимосвязанные документы и упоминает их лишь вскользь, используя словосочетание „исторические права“. Декларация независимости также не ссылается на наиболее важный документ, заложивший правовую основу еврейского государства, – резолюцию Сан-Ремо, превратившую Декларацию Бальфура из акта британской политики в юридически признанный акт международного права.

Это означает, что даже Давид Бен-Гурион и Моше Шарет, составлявшие текст Декларации независимости, не поинтересовались огромным значением резолюции Сан-Ремо, иначе они, несомненно, цитировали бы как основополагающий документ для провозглашения Государства Израиль именно ее, а не решение ООН о разделе Палестины.

Серьезный анализ этих двух документов показывает, что решение о разделе Палестины фактически противоречит букве и духу резолюции Сан-Ремо в том, что незаконно выделяет для создания арабского государства значительную часть Западной Палестины, т. е. территорию, которая уже принадлежала еврейскому государству по резолюции Сан-Ремо исходя из исторической формулы для определения границ Палестины для еврейского национального дома и будущего независимого еврейского государства. Кроме того, резолюция Сан-Ремо щедро оделяла арабов землей, необходимой им для собственного государства или государств в остальной части Ближнего Востока.

С учетом этого согласие сионистов на раздел было неразумным, поскольку этот документ отрицал уже признанные национальные и политические права евреев на часть земли Израиля. Однако как смягчающее обстоятельство следует отметить, что в 1948 г. существовала настоятельная необходимость немедленного провозглашения еврейского государства, с тем чтобы абсорбировать сотни тысяч бездомных еврейских беженцев, томившихся после окончания Второй мировой войны в европейских лагерях для перемещенных лиц. Решение Еврейского агентства принять незаконный раздел было, таким образом, актом отчаяния, осуществленным под принуждением, что делает его юридически недействительным.

Но даже без учета этого таковым его делает неприятие плана раздела Палестины арабами и агрессивная война, развязанная ими против молодого еврейского государства. Это и стало в августе 1948 г. для Бен-Гуриона основанием решения о присоединении к еврейскому государству Западного Иерусалима и подступов к нему. Затем он сделал то же самое во всех других областях Эрец Исраэль, лежавших за пределами линии раздела ООН, которые были заняты Армией обороны Израиля или оказались занятыми в результате Войны за независимость. Для реализации своего решения Бен-Гурион выдвинул закон, принятый Временным госсоветом, целью которого было сведение всех областей Эрец Исраэль, которыми овладел ЦАХАЛ, в единое Государство Израиль...

Но не только в Декларации независимости Израиля не упоминалась резолюция Сан-Ремо. Она не была также упомянута в самом решении о разделе, хотя вскользь упоминалась в предшествовавшем ему 31 августа 1947 г. докладе Генассамблее, подготовленном Специальным комитетом ООН по Палестине, куда входило 11 государств. Отсутствие конкретных ссылок на резолюцию Сан-Ремо в решении о разделе Палестины можно считать доказательством того, что международному сообществу было удобно забыть об этом фундаментальном документе, который предназначал неделимую Палестину в качестве национального дома еврейского народа. Если бы авторы документов ООН от 1947 г. понимали дипломатическую и правовую историю Палестины, воплощенную в резолюции Сан-Ремо, они бы еще подумали о том, рекомендовать ли раздел Западной Палестины на еврейское и арабское государства. Эта рекомендация нарушает не только резолюцию Сан-Ремо, но и ст. 5 Мандата на Палестину (всё еще остающуюся в силе), которая запрещает раздел страны, а также ст. 80 Устава ООН, которая сохраняет все еврейские национальные и политические права на Палестину и исключает арабские притязания на эту землю.
Еще одним распространенным заблуждением относительно решения по разделу Палестины является то, что он является постановлением, подлежащим выполнению арабской и еврейской сторонами. 7 июня 2010 г. газета Jerusalem Post опубликовала редакционную статью, в которой говорилось, что „Государство Израиль было создано 62 года назад по решению международного сообщества“. Под „решением“ явно понималось решение о разделе Палестины. Однако эта резолюция никогда и ничего не решала, а могла только рекомендовать создание еврейского государства. В противоположность утверждению газеты Государство Израиль было создано не решением Генассамблеи ООН, а усилиями законодательной власти представительных еврейских организаций – Еврейского агентства в Палестине и Всемирной сионистской организации. Действуя совместно, они избрали членов Народного совета, который провозгласил Государство Израиль, а затем трансформировался во Временный государственный совет – законодательный орган новой страны».

transjordanien

От первоначальной территории, предусмотренной в 1920 г. для создания
национального дома еврейского народа, к 1922 г. осталось лишь 23%

Выдуманная оккупация
Не выдерживает критики и утверждение о том, что Израиль якобы оккупирует сектор Газа. Определение оккупации дается в § 42 Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, принятой Гаагской мирной конференцией в 1907 г.: «Территория признается оккупированной, если она действительно находится во власти неприятельской армии. Оккупация распространяется лишь на те области, где эта власть установлена и в состоянии проявлять свою деятельность».
Когда США захватили Ирак, организация Amnesty International расширила это определение, установив, что применимость законов об оккупации выводится из совокупности фактически осуществляемого эффективного контроля над территорией со стороны иностранных вооруженных сил в сочетании с возможностью ужесточения их решений и фактического отсутствия национальной государственной власти, осуществляющей эффективное управление. Международный правовой режим военной оккупации вступает в силу, как только вооруженные силы иностранной державы добились эффективного контроля над территорией, которая ей не принадлежит. Он заканчивается, когда оккупационные силы отказываются от контроля над этой территорией.

Как известно, Израиль давно вывел свои войска из сектора Газа и там имеется правительство ХАМАСа, которое не контролируется Израилем.

Интересно, что, когда речь идет о Газе, Amnesty International не ссылается на собственное определение. Столь же лицемерна и ООН, представители которой заявляют, что считают сектор Газа и Западный берег одной территорией, а поэтому оккупация Западного берега означает оккупацию Газы. Если бы это определение ООН применяла не только к Израилю, то ей пришлось бы признать, что весь Кипр оккупирован Турцией, а вся Грузия – Россией. ООН также отрицает, что Ливия была оккупирована США и их союзниками, хотя ситуация там была точно такой же, как в Газе сегодня. Интересно, что даже ХАМАС, в отличие от ООН и «правозащитников», не признает Газу оккупированной.

Доктрина пропорциональности
В связи с нынешней военной операцией Израиля против террористов ХАМАСа вновь разгорелась дискуссия о «соразмерности» числа жертв с обеих сторон и изощренности оружия, которое каждая из них использует. Британский вице-премьер Ник Клегг охарактеризовал действия Израиля словами, близкими к обвинению в военных преступлениях: «Я думаю, что реакция Израиля была преднамеренно несоразмерной.

Павел ВОЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию