Июнь 24, 2014 – 26 Sivan 5774
Одесская какофония

image

Рассказ о жизни города у Черного моря, произнесенный разными голосами 

Голос моего соседа из Пардес- Ханы:
– Так ты едешь в Одессу? На семинар, куда съедутся еврейские дети с родителями из всей Украины? И что, никак нельзя не ехать? Ой- ой-ой! Ну ладно, ты, главное, по улицам ни в коем случае не ходи в кипе и цицит. Ты пойми, в Одессе население половинное… Помимо наших, ну наших… одесситов… туда понаехало очень много украинцев. Бандеровцев.

Голос по телефону из Бостона:
– Саша, вы действительно собрались в Одессу? На семинар? Ну, если надо, то конечно. Только умоляю вас, не выходите в город. Только что мой зять вернулся, рассказывает, там на улицах пророссийски настроенные молодчики останавливают людей и требуют, чтобы те орали пропутинские лозунги, а тех, кто отказывается, избивают.

Крик мамы вслед:
– Саша! Митинги обходи стороной!
Голос работника аэропорта:
– Вы сами паковали свои вещи? Вам кто-нибудь что-нибудь передавал?
Голос стюардессы:
– Просьба пристегнуть ремни и привести спинки кресел в вертикальное положение.

Голос в одесском аэропорту:
– А шо, вам не надо такси?

Монолог шофера, везущего в гостиницу из аэропорта:
– Нет, большинство у нас в Россию не хочет. Разве что пенсионеры. Они думают, что, возвращаясь в Россию, они возвращаются в Советский Союз…

Внутренний голос автора:
– Ты слышишь нотки презрения у него в голосе. Слава Б-гу, здоровое отвращение к «совку» в людях еще осталось…

Продолжение шоферского монолога:
– Да… Вернуться в Советский союз я и сам бы хотел!

Внутренний голос автора:
– Вот блин!

Продолжение монолога:
– Я еще успел поработать в Советском Союзе. Оплаченный отпуск, хорошая зарплата… Можно жить! Но Россия это не Советский Союз. (Пауза.) На прошлой неделе я дважды ездил в Крым. На въезде меня остановили люди в форме без опознавательных знаков. Стали проверять, есть ли крымская прописка. В конце концов пропустили, потому что я вез крымчан, но обыскать обыскали. И разговаривают так грубо, нагло. Я им: «В чем дело? Я украинец, еду по своей земле!» А они мне: «Нечего было Майдан устраивать!»

Ночной охранник в одесской гостинице:
– У нас сейчас в городе тихо. Только здание СБУ штурмуют.

Внутренний голос автора:
– Совсем тихо.

Ночной охранник:
– СБУ арестовала Давидченко – это вожак тех, кто зовет присоединиться к России. Говорят, это начало. Опасаются таких же репрессий, как и при предыдущей власти, вот и пикетируют. Уже пару дней. Давидченко, правда, два дня назад увезли в Киев, но они продолжают…

Телеголос депутатки от Партии регионов (прямая трансляция с утреннего заседания Рады):
– Мы потеряли жемчужину нашей земли, город Крым с его дивной природой, с его замечательным сельским хозяйством, с его трудолюбивым населением. Сейчас идет брожение в Харькове и на юго-востоке… Мы должны дать самостоятельность регионам, сделать русский язык государственным, отменить визовый режим с Россией. Люди живут в Украине, а работают в Курской и Белгородской областях. Надо, чтобы они имели возможность беспрепятственно туда ездить. Надо остановить брожение. Мы потеряли Крым. Мы не должны потерять Украину.

Телеголос независимого депутата:
– Вы, Партия регионов, поддерживали Януковича! Вы вредители! Вы агенты Москвы! То, что введен визовый режим с Россией, это очень хорошо. Теперь мы должны разорвать все отношения с Москвой!

ukraina

Голос кантора, завершающего утреннюю молитву в синагоге:
– Осэ шолем бимромойв, hу яасе шолем алейну, ве аль кол Исроэл въимру омен!

Голоса молящихся:
– Омен! Омен!

Голос одного из них:
– Что? Здание СБУ? Угол Еврейской и Екатерининской.

Голос листовки месячной давности на стене дома на Еврейской улице:
«Мы три с половиной года боремся с беспределом ночного клуба, принадлежащего Януковичу, под названием „Министериум“. Три с половиной года три раза в неделю мы уходим из своих домов и снимаем гостиницы, потому что „Министериум“ включает музыку до пяти утра в нарушение закона о тишине, регулярно издевается над стариками, женщинами, детьми. Более 150 человек обращались коллективно 16 раз в Администрацию президента, Генеральную прокуратуру, Верховную раду, звонили в МВД по 5–7 раз за ночь. Беспредел не прекращался ни на минуту. Идут угрозы и нападения на женщин, которые обращаются в милицию. Фабрикуются уголовные дела на тех, кто посмел отстаивать свои права. Человек, которого мы все хорошо знаем, отсидел два года за воровство шапок, через год сел за избиение вдвоем одного, вышел и чуть не сел за изнасилование – откупился. Сейчас он отдал приказ убить на Майдане семьдесят с лишним человек»…

Голос плаката, который держат два парня на углу Еврейской и Екатерининской:
«Начались репрессии. Арестован Антон Давидченко. Протестуем! Присоединяйтесь!» ukraine

Голос парня без маски:
– Меня фотографировать нельзя!

Голос парня в маске:
– Меня – можно. Хорошо, я всё объясню. Против чего мы? Против вступления в ЕС. Они хотят вступить в ЕС, чтобы по улицам пидоры ходили… Вон, вон, смотрите, бандеровец поехал! Видите флажок? Не видите? Жаль. А вы вообще за кого? Присоединяйтесь к нам! Чего мы хотим? Мы хотим, чтобы здесь было всё, как в Крыму. Почему не получится? Да, в Крыму все были «за», а у нас не все, ну и что? Что значит «у русских войск будет слишком много работы»? Что вы хотите этим сказать? Война? Да не будет никакой войны! Если присоединимся к России, то войны не будет. Вот если войдем в ЕС, вот тогда война будет. Почему между одесситами и одесситами? Между европейцами и нами. Европейцы начнут против нас войну.

Голос женщины, чуть ли не единственной среди молодых качков:
– Нет, людей фотографировать нельзя. Вот плакаты можете сфотографировать. Фотографировать здание СБУ не советуем – режимное предприятие, а у входа, видите, ментов полно. А вон прямо перед зданием каска лежит. И цветы рядом. Это каска бойца «Беркута», пробитая на Майдане. Его убили снайперы – не «беркутовские». Сейчас в Киеве у власти фашисты. Вы видели, как вчера Мирошниченко из «Свободы» избил начальника первого телеканала? Да что вы такое плетете – «Яценюк осудил»! Яценюк сам их человек. Всё СБУ в их руках! Сейчас в СБУ вошла эта самая Национальная гвардия, а это «Правый сектор». А за кого мы? Мы за Януковича, за нашего президента!

Песня из динамика (в 1980-х годах звучавшая как шуточная, а участниками пикета, судя по выражению их лиц, воспринимается почти всерьез):
Может, мы обидели кого-то зря –
Сбросили 16 мегатонн…
Как горит и плавится внизу земля,
Там стоял когда-то Вашингтон.
Скатертью, скатертью
Хлорциан стелется
И забирается под противогаз.
Каждому, каждому
В лучшее верится.
Падает, падает ядерный фугас.

Голос молодого религиозного еврея, продающего поблизости фалафель:
– И правильно делают, что протестуют. У нас же фашисты власть захватили. Я бы лично ничего не имел против того, чтобы русские пришли.

Голос сотрудницы еврейской организации:
– Что за бред? Никакой угрозы для жизни евреев сейчас в Украине нет! Какого черта они там, в Кнессете, обсуждение этого вопроса затеяли? Чего они хотят – поссорить нас с украинцами или подкинуть Путину повод для новой агрессии? Главное – всё это одна сплошная провокация, слухов море, они сознательно распускаются, а фактов только два, если их можно назвать фактами: эта семейная пара, чьих имен почему-то никто не знает, на которую якобы напали, и они спаслись на такси, и раввин, на которого дважды набрасывались с ножом. Вы только подумайте: на тысячи других религиозных, да и нерелигиозных евреев по всей Украине – ни разу, а на него аж дважды! Причем как раз перед этим он выступал против оккупации Крыма и сравнил российских солдат с нацистами. А чего стоят призывы срочно бежать защищать или эвакуировать евреев, причем призывы эти исходят от несуществующих организаций вроде «Еврейской самообороны»?! А израильские флаги на демонстрациях «Русского единства»?! Мы как-то подошли к ним, попытались заговорить на иврите… Как же!

Голос участника семинара, приехавшего из Херсона:
– У нас большинство поддерживало Майдан. Деньги собирали, чтобы помочь ребятам. Нет, от нас туда никто не поехал. Наоборот, у друга моего старшего сына отец уехал в Киев на Антимайдан, знаете, там неподалеку. Он безработный, а там платили по 500 гривен в день.

Голос молодого одессита:
– Я когда из Израиля в Одессу летел через Киев, заглянул на Майдан. Там ребята хвалились, что получают по 650 гривен за три дня.

Голос еврейского мальчика:
– Дядя Саша, вот вы не поехали с нами на экскурсию, а мы тут целый митинг видели. Возле здания СБУ. Стоят с красными знаменами. Левка начал снимать, тогда кто-то из них как заорет: «Разбей ему камеру!»

Голос охранника в гостинице:
– Вот вы говорите: «Лишь бы не было войны!» А ведь национализм ничем не лучше войны. У нас сейчас идет развал, понимаете? И идет он из Киева. Все эти ролики с оскорблениями ГАИ, с беспределом – это правда. У нас в Одессе пока спокойно, а что до пикета перед СБУ – не знаю, может, Антон Давидченко в чем-то и нарушил закон, но уж не больше, чем националисты из «Правого сектора». Они ведь действительно призывали: «Москалей на ножи!» И, по сути, «Батькивщина» мало чем отличается от этих экстремистов. Может, ребята, которые митингуют напротив СБУ, в чем-то и перегибают палку… Я и сам не хочу, чтобы Одесса досталась России, но, с другой стороны, те, кто ратует за присоединение к России, по-своему правы. Лучше плохая власть, чем никакой. Нет, в Одессе националисты не действуют. У них здесь базы нет. Где в Одессе правящая нация? У одного мама – еврейка, у другого – болгарка…

Голос приезжего раввина на встрече с детьми в субботу:
– Дети, вы за Украину или за Россию?

Голос мальчика:
– Я за евреев.

Голос мальчика из Донецка:
– У нас всё время столкновения идут. Те, кто за русских, зарезали одного, кто за Украину.

Голос его мамы:
– Одни так яростно за Путина, другие так же яростно за Украину… Я уже при знакомых рот боюсь открыть.

Голос в Интернете (услышано позже, но по теме):
– В Одессе поставили памятник погибшим на Майдане? Пусть у нас в Донецке поставят! Мы на него с…ть будем.

Голос женщины из Киева:
– У нас действительно было страшно в последние недели перед 22 февраля и в первые после. У меня из окна – я живу на правом берегу Днепра – весь левый берег виден. Вспышки, дымы эти страшные – там шины жгли, взрывы, стрельба была. Три дня – 19-го, 20-го, 21-го. Транспорт не работает, всё закрыто… В течение недели кто-то на подступах к синагогам целенаправленно отлавливал евреев. Причем именно мужчин – может быть, их по внешности легче отличить. Насчет убийств не знаю, а избиения были. Сейчас стало спокойно. Антисемитская и русофобская пропаганда прекратилась, как только русские вошли в Крым. «Батькивщина» тут же заткнула рот «Свободе» и «Правому сектору» и заговорила о союзе и братстве всех народов, проживающих в Украине.

Голос женщины из большого города:
– А у нас раввин публично сказал о Путине: «Чтоб он сдох!» и потребовал, чтобы все произнесли «Амен!».

Голос одесситки:
– Да не было в Киеве никаких избиений! Я знаю – ночами из Интернета не вылезала. Только рав Коган и эта семейная пара. Но надо признать, что сейчас «Правый сектор» – единственная активная сила.

Хор марша сторонников России:
– Фа-шизм не пройдет! Фа-шизм не пройдет! Яценюк – говнюк! Яценюк – говнюк!

Голос пожилой женщины, несущей одно из многочисленных знамен с изображением Сталина:
– Что вы стоите по обочинам! Присоединяйтесь к нам!

ТВОРЧЕСТВО ЧИТАТЕЛЕЙ

Голос еврея, увидевшего над толпой израильский флаг, где на голубых полосках написано: «Россия, спаси!»:
– Ну это уже чистой воды провокация!

Голос толпы:
– Рос-си-я! Рос-си-я!

Голос еврейки:
– Я в Советском Союзе – спасибо, пожила! Если путинцы войдут, будем под танки ложиться.

Голос другой еврейки:
– Вот, допрыгались! Еще когда я говорила: либо пусть Майдан отмежуется от «Свободы», либо пусть евреи уйдут с Майдана.

Голос главного раввина Одессы и Юга Украины рава Авраама Вольфа:
– В эти дни десятки молодых евреев вышли на городские площади. Что их подвигло на это? Может, в крови каждого еврея есть ген бунтаря, толкающий его в самую гущу событий…

Внутренний голос автора по дороге в гостиницу:
– По одну сторону баррикад эти десятки молодых евреев, по другую сторону – Кернес, Добкин и еще многие. Похоже, это вопрос самоидентификации. Словно Украина и Россия (путинская, правда) берут еврея за грудки и спрашивают…

Надпись углем на бетонной стене:
«Кто ты?»

kto-ti

Внутренний голос автора:
– И что бы ты ни ответил, как бы себя ни определил, завтра эйфория пройдет, и ты услышишь от своих недавних соратников…

Надпись мелом на стене дома:
«Сука, падла».

suka

Внутренний голос автора:
– Нет, не хочу я заканчивать на столь оптимистической ноте. Заглянем-ка лучше мы с читателем на Малую Арнаутскую, в центр «Мигдаль», где проходит благотворительный концерт еврейских организаций для нееврейской публики. А почему бы и нет? Толерантность так толерантность! Только что мы насладились выступлением 4–5-летних пупсов в разноцветных клоунский костюмах. А сейчас…

clowns

Голос конферансье:
– А сейчас наше певческое трио исполнит на иврите песню о том, что нам с вами сейчас так нужно… так нужно… так необходимо… Песню о мире.

Александр КАЗАРНОВСКИЙ

Написать письмо в редакцию