Июнь 23, 2014 – 25 Sivan 5774
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 5 июля 2014 г. – 7 таммуза 5774 г. Книга «Бемидбар» («В пустыне») Недельный раздел «Балак» («Балак») 

За что честь?

«И увидел Балак, сын Ципора, всё, что сделал Исраэль амореям. И устрашился Моав народа сего, потому что многочислен он, и устрашился Моав сынов Исраэля. И сказал Моав старейшинам Мидьяна: этот народ сейчас поедает всё вокруг, как выедает бык зелень поля. Балак же, сын Ципора, был царь у Моава во время то» («Бемидбар» 22,2–4).

Раздел называется «Балак», и это сразу вызывает изум- ление. Действительно, с каких пор раздел Торы называет- ся именем врага евреев? Что может быть общего у нееврея, стремившегося к уничтожению нашего народа, с Ноахом, Сарой, Итро, Пинхасом? Даже Корах в сравнении с Бала- ком – суперправедник, пусть и допустивший ошибку.

Для ответа на этот вопрос вернемся в книгу «Бере- шит», в раздел «Ваэра». Прежде чем уничтожить Сдом, посланцы Всевышнего спасают семью единственного праведника города, племянника Авраама – Лота, и его семью: «И, как взошла заря, и торопили малахи (по- сланцы) Лота, говоря: встань, возьми жену свою и двух дочерей своих, находящихся здесь, чтобы не погиб ты за преступления города» («Берешит» 19, 15). Кажется из- быточным оборот «находящихся здесь». А где же еще на- ходиться незамужним дочерям, как не в доме отца свое- го? Более того, из описания событий предыдущего вечера мы знаем, что они находились в доме и что Лот готов был отдать их на потеху толпе горожан, чтобы спасти гостей, укрывшихся у него. Мудрецы говорят: «находящихся здесь» означает, что две дочери Лота – две особенные находки, подобно тому, как драгоценный камень может быть найден среди тонн пустой породы. После уничто- жения Сдома спасшиеся Лот и две его дочери думают, что они – единственные уцелевшие люди на земле. «И сказала старшая младшей: отец наш стар, и мужчины нет в стране, прийти на нас по обычаю всей земли. Пойдем, напоим отца нашего вином, и ляжем с ним, и наживем от отца нашего семя» («Берешит» 19, 31–32). После чего «и родила старшая сына, и назвала имя его Моав («мо ав» в переводе с иврита – «от отца»). Он отец Моава до сегодняшнего дня». Младшая также родила сына и дала ему имя Бен Ами (в переводе – «сын народа моего»). Он отец сынов Амона до сегодняшнего дня» («Берешит» 19, 37–38). То есть дочери Лота, во-первых, не скрывают происхождения своих детей в результате кровосмеси- тельной связи, а во-вторых, подчеркивают, что целью их является продолжение существования народа Сдома, частью которого стала семья Лота. Повторяется, в опре- деленном смысле, история семьи Ноаха, спасенной при уничтожении человечества. Но мы знаем, что с уничто- жением Сдома мир не погиб! Смысл спасения семьи Лота станет ясен через много столетий, когда моавитянка Рут станет прабабушкой царя Давида, а амонитянка Наама – супругой царя Шломо и матерью царя Рехавама. То есть эти две женщины, Рут и Наама, из потомства дочерей Лота, становятся необходимыми звеньями цепи, привед- шей к рождению царя Давида и его прямых потомков, ко- нечным звеном которой станет (а может быть, уже стало) рождение Машиаха – избавителя.

Таким образом, становится ясной роль Балака – царя Моава. Защищая свой народ, он тем самым создает ус- ловия для будущего рождения Рут. Одного этого может быть достаточно, чтобы сохранить имя Балака в названии раздела Торы. Но есть еще одно обстоятельство. Балак,
не жалея средств («дом, полный золота и серебра») и мо- ральных стимулов (посланцы его – самые знатные князья Моава), приглашает величайшего в то время нееврейского пророка Билама и поручает ему проклясть евреев. Но, как мы уже говорили, особенность истинного пророка в том, что он не говорит своих слов, а только транслирует вло- женное в него Всевышним. И, трижды пытаясь произне- сти проклятие, он произносит благословения!

Первое: «И вознес притчу свою, и сказал: из Арама при- ведет меня Балак, царь Моава, с гор востока: иди, прокля- ни мне Яакова, и иди, гневись на Исраэля. Что прокляну – не проклинал его Эль! И что буду гневаться – не гневался Ашем!» («Бемидбар» 23, 7–8).

Второе: «Бог не человек, чтобы Ему лгать, и не сын че- ловеческий, чтобы Ему изменяться. Он ли сможет и не сде- лает? Будет говорить и не исполнит? Вот благословлять начал я, ибо Он благословил, и я не могу изменить сего. Не взглянул на злодейство в Яакове, и не увидел лжи в Исраэ- ле – Ашем Эло’им его с ним, и близость царя в нем!» («Бе- мидбар» 23, 19–21).
И самое знаменитое – третье: «Как хороши шатры твои, Яаков, жилища твои, Исраэль! Как ручьи растеклись, как сады на реке, как алоэ, которые насадил Ашем, как кедры на водах! Потекут воды из ведер его, и семя его в водах многих – и возвысится над Агагом царь его, и вознесется царство его» («Бемидбар» 24, 5–7). Тысячи лет повторя- ют это благословение евреи, входя перед молитвой в Дом собрания – синагогу.

Вывод: Балак приложил все свои силы к тому, чтобы еврейский народ получил от Всевышнего (через пророка Билама) три благословения.

Мужское и женское
Суббота, 12 июля 2014 г. – 14 таммуза 5774 г. Книга «Бемидбар» («В пустыне») Недельный раздел «Пинхас» («Пинхас»)

В разделе «Пинхас» соединяются несколько отрывков, на первый взгляд, не очень связанных друг с другом: награда Пинхаса, спасшего Израиль от мидьянского «оружия массового поражения», перепись сынов Изра- иля, изменение закона о наследовании детьми родитель- ского имущества, назначение преемника Моше – Йео- шуа – и подробная энциклопедия праздничных дней в Израиле.
Общим знаменателем этих событий становится указа- ние на место действия: «И говорил Моше и Эльазар-коэн с ними в степях Моава на Ярдене Йерихо, сказав»: мы го- товимся войти в Эрец-Кнаан и завоевать ее. Отсюда пре- дельно ясна необходимость переписи военнообязанных: готовимся к трудным боям. Понятно и назначение пре- емника: важно заранее знать имя главнокомандующего. Часть истории Пинхаса, перешедшая из предыдущего раздела в нынешний, напоминает о том, что победа в во- йне достигается не только силой оружия, но и высоким морально-этическим духом армии. Энциклопедия празд- ничных дней Израиля говорит нам о цели предстоящего завоевания. Мы не просто воюем за кусок земли, необхо- димый для безопасного национального существования, мы должны построить в Эрец-Исраэль государство, ос- нованное на законах, данных нам Творцом, и календарь национальных праздничных и памятных дней – важный инструмент этого.

Сложнее обстоит дело с правилами наследования. Всевышний отвечает на требование дочерей Цлофхада: «Правильно дочери Цлофхада говорят, дай им владение надела в среде братьев отца их, и переведи надел отца их им. А сынам Исраэля говори, сказав: муж, когда умрет, и сына нет у него – и переведете надел его дочери его» («Бемидбар» 27, 7–8). Это не просто уравнивание в пра- вах сыновей и дочерей (радуйтесь, феминистски!), хотя и это важно (в «просвещенной» Европе подобное появится спустя тысячелетия). Это правило отсутствовало в Зако- не, полученном на Синае, а здесь оно появляется как важ- ный аспект распределения наделов при завоевании и засе- лении Эрец-Исраэль. Любавичский ребе Менахем Мендл Шнеерсон видит в этом и иной смысл. Есть люди жесто- кие и мягкие. Есть те, кто агрессивен от природы, и те, кто склонен к пассивности. Одни не могут жить без борьбы в том или ином виде, другим претит сама мысль о воин- ственности, они готовы на всё, лишь бы избежать стол- кновений. Всевышний сказал: «и сына нет у него», то есть человек ощущает в себе недостаток «мужской» агрессив- ности и воли к борьбе. Он может решить, что не ему при- нимать участие в завоевании земли. Он будет склоняться к тому, чтобы все свои силы посвятить очищению своего внутреннего «я», предоставив задачу завоевания и переу- стройства далекого от состояния выделенности мира тем, у кого «есть сыновья».
На это Тора говорит вполне определенно: завоевание и заселение земли – задача, поставленная не только перед теми, в ком присутствует ярко выраженное «мужское на- чало». Каждая душа, принадлежащая народу Израиля, имеет долю в этой земле – тот фрагмент материального мира, который именно этому человеку надлежит взять во владение, окультурить и выделить. Конечно, часто эта за- дача сопряжена с агрессией и требует участия в схватках. Но есть и «женский» способ преобразить косную мате- рию наших жизней в «выделенную землю». Уже то, что иной человек от природы не склонен к агрессии мужчины- воителя, указывает, что ему дана способность преобразить окружающий мир через рожденную им дочь. И он сделает это, призвав на помощь ту сторону своей души, что пред- почитает пассивность. Ту, что стремится не к конфронта- ции, а к сочувствию. И это – закон жизни, открытый через дочерей Цлофхада: не всякое завоевание осуществляется за счет того, что противник уступает превосходству силы. Порой заинтересованное внимание и симпатия способны намного эффективней нейтрализовать враждебность про- тивника и преобразить саму природу врага.
Отсутствие «мужского начала» в душе на самом деле указывает лишь на наличие «женской» ее составляющей, которая в той же мере может претендовать на свою долю в этом мире. И может способствовать преображению этого мира в Дом Всевышнего.

Где граница Эрец-Исраэль?
Суббота, 19 июля 2014 г. – 21 таммуза 5774 г. Книга «Бемидбар» («В пустыне») Недельный раздел «Матот» («Колена»)

Чтобы от Нила до Евфрата Сияла родина моя! После тотального военного разгрома Мидьяна на вос- точном берегу Иордана и полной этнической чистки за- воеванной территории у двух колен, Реувэна и Гада, воз- никла идея ее использования: «И скот многочисленный был у сынов Реувэна и у сынов Гада – могучий очень, и увидели страну Яэзэр и страну Гилад, и вот место – ме- сто скота. И пришли сыны Гада и сыны Реувэна, и ска- зали Моше и Эльазару-коэну, и несиим (руководителям) общины, сказав: Атарот, и Дивон, и Яэзэр, и Нимра, и Хэшбон, и Эльале, и Сэвам, и Нэво, и Бэон. Страна, ко- торую поразил Ашем перед общиной Исраэля, – страна скота она, а у рабов твоих – скот! И сказали: если нашли мы милость в глазах твоих, будет дана страна эта рабам твоим во владение – не переводи нас через Ярден» («Бе-
мидбар» 32, 1–5).
На первый взгляд – всё логично. Странствия по пусты-
не закончились. Признаки этого: контакты с разными народами (Моав, Мидьян), которых не было уже 40 лет, и военные действия во исполнение предсказания о заво- евании земли. Очевидно, что завоевание восточного бе- рега Иордана было желанием Ашема. «Страна скота» – страна пастбищ, Ашем дает ее нам, так как у нас скот, говорят руководители двух колен, подразумевая, что восточный берег Иордана – часть Эрец-Исраэль. После такой идейной подготовки следует откровенная просьба не переходить в Эрец-Кнаан: «Мы остаемся здесь!»
«И сказал Моше сынам Гада и сынам Реувэна: а бра- тья ваши пойдут на войну, а вы будете сидеть здесь?» («Бемидбар» 32, 6). Моше потрясен: «Вы отказываетесь участвовать в завоевании Эрец-Кнаан, но тогда и другие не пойдут ее завоевывать!» «И зачем отвратите вы серд- це сынов Исраэля от перехода в страну, которую дал им Ашем?» («Бемидбар» 32, 7). На первый взгляд, это по- хоже на предательство разведчиков (см. «Бемидбар» 13).

Моше опасается, что повторится наказание Всевышнего и сынам Израиля не удастся войти в Эрец-Исраэль.
Руководители двух колен разъясняют свою позицию: Эрец-Исраэль также и здесь! Мы ее будем осваивать: «И сказали: загоны овец построим для скота нашего здесь, и города для детей наших» («Бемидбар» 32, 16). И, в отличие от разведчиков, мы не забываем об общенацио- нальной задаче и не отказываемся участвовать в военных действиях: «Мы снарядимся немедля перед сынами Ис- раэля, пока не приведем их к месту их, и поселятся дети наши в городах-крепостях от обитателя страны. Не вер- немся в дома наши, пока не наследуют сыны Исраэля каж- дый надел его» («Бемидбар» 32, 17–18).
Моше соглашается с доводами двух колен. По сути, он, вероятно, сам еще отчетливо не понимал, где проходит граница, не понимал, что завоеванная победа есть ясное указание на принадлежность восточного берега Иордана к Эрец-Исраэль и территории эти не могут принадлежать никому, кроме сынов Израиля.
Но в просьбу Гада и Реувэна Моше вносит два суще- ственных изменения. Во-первых, он говорит: «Стройте себе города для детей ваших и загоны для мелкого скота вашего, и делайте, что произнесли уста ваши» («Бемид- бар» 32, 24), меняя местами порядок действий: снача- ла – города, потом – загоны. Забота о детях, о будущем народа важнее, чем забота о решении сегодняшних ма- териальных проблем. А во-вторых: «И дал им Моше: сы- нам Гада и сынам Реувэна, и половине колена Менаше, сына Йосефа, царство Сихона, царя Эмори, и царство Ога, царя Башана, – страну по городам ее, в границах городов страны вокруг» (32, 33). На восточном берегу Иордана селятся колена Гада, Реувэна и половина колена Менаше. Неожиданно появляются новые лица – поло- вина колена Менаше, которая получает северный Гилад и Башан (Голанские высоты и Сирию), хотя они ничего не просили!

За разъяснением придется вернуться в книгу «Бере- шит», раздел «Ваишлах», где после встречи с Эсавом «Яаков двинулся в Суккот, и построил себе дом, и скоту своему сделал суккот. Поэтому назвал имя места Сук- кот» («Берешит» 33, 17). Дом и загоны для скота – при- знаки зимовки в этом месте, которое ранее никому не принадлежало, а по законам того времени строительство дома на пустом месте и/или посадка деревьев являлись правоустанавливающим фактом. Только через год, «за- столбив» земли на восточном берегу Иордана, «пришел Яаков целым в город Шхем, который в стране Кнаан, при приходе его из Падан Арама, и расположился перед ли- цом города» («Берешит» 33, 18) и продолжил приобре- тение земель («купил участок поля, на котором натянул там шатер свой, из руки сыновей Хамора, отца Шхема, за сто ксита» («Берешит» 33, 19). Об этом Яаков перед смертью напоминает Йосэфу: «А я дал тебе Шхем один, дополнительно к братьям твоим, который взял я из руки Эмори мечом моим и луком моим!» («Берешит» 48, 22). Теперь Моше выделяет для колена Менаше – первен- ца Йосэфа – двойную долю в наследстве Йосэфа: один участок – Шхем (там, где Йосэф похоронен), а второй – в упомянутом Суккоте, на восточном берегу Иордана. Мало того, разделение колена Менаше на две части сде- лает более прочной связь между жителями восточного и западного берега Иордана и река не станет разделяющей границей. И последнее, но не менее важное. Восточный берег Иордана – наиболее «внешняя» часть Страны Из- раиля, самим расположением своим предполагающая частые и тесные контакты с иными народами. А основ- ное качество Йосэфа, унаследованное коленом Мена- ше, – неуничтожимость в галуте, способность сохранить еврейскую «самость» независимо от действия внешних обстоятельств. И поэтому Моше укрепляет границу Эрец- Исраэль не только военной силой, но и духовным потен- циалом.

Как нам не хватало достоверных карт...
Суббота, 26 июля 2014 г. – 28 таммуза 5774 г. Книга «Бемидбар» («В пустыне») Недельный раздел «Масъей» («Переходы»)

Масъей

Две пятых недельного раздела – перечень 42 переходов сынов Израиля, от выхода из Египта до стоянки на бере- гу Иордана, напротив Йерихо. Сорок лет странствий. Два вопроса возникают в связи с этим перечнем. Во-первых, все переходы и стоянки сынов Израиля уже описаны в книгах «Шмот» и «Бемидбар». Значит, повтор? Но Тора крайне экономна на слова. Можно предположить, что сей- час перед Моше стоят дети и внуки вышедших из Египта, они сами не совершали эти переходы и им надо напомнить о них в краткой, конспективной форме. Пусть так, но зачем список дается с двойной избыточностью: «И двинулись от моря Тростникового, и расположились в пустыне Син. И двинулись из пустыни Син, и расположились в Довке. И двинулись из Довки, и расположились в Алуше. И дви- нулись из Алуша, и расположились в Рэфидим, и не было там воды для народа пить» («Бемидбар» 33, 11–14). И так 42 раза! Разве не понятно, что начало следующего перехо- да тождественно совпадает с концом предыдущего? Да и перечисление – это не чистая топография.
Мы выходим из Раамсэса, а «египтяне хоронят тех, кого поразил Ашем среди них: всякого первенца, и над Эло’им их сделал Ашем суды» («Берешит» 33, 4). Мы расположились на горе Ор, «и поднялся Аарон-коэн на гору Ор по устам Ашем, и умер там в год 40-й по выходу сынов Исраэля из страны Египет, в месяц пятый, первого месяца» («Бемид- бар» 33, 38). Тут же приходит время военных столкнове- ний: «И услышал Кнаани, царь Арада, – а он живет в Нэгэве, в стране Кнаан – о приходе сынов Исраэля» («Бемидбар»33, 40). Да и сами названия остановок говорят о многом. Это и Ворота свободы на границе Египта, и переход через море, и «горькое» место, где не было питьевой воды, и ме- сто Синайского Откровения, и Киврот-а-Таава – могилы тех, кто страстно желал мяса, и место, откуда отправили разведчиков в Кнаан. Таким образом, это не просто топо- графический очерк, но и история странствия.

Мудрецы дают прямо противоположные толкования того, зачем нужен этот перечень. Маараль из Праги (тот самый, что создал Голема), комментируя Раши, говорит: «Для того чтобы помнил Исраэль добро, сделанное ему» (комментарий к «Бемидбар» 33, 1). Рав Бехайе: «Дабы объявить, что не двигались в пустыне, как заблудившиеся и ошибающиеся, а наоборот, наслаждающиеся». Прямо противоположное утверждает Мидраш Раба: «Так ска- зал Всевышний Моше: перечисли им все места, где они сердили Меня». Конечно, обе точки зрения имеют общий смысловой знаменатель. Не случайно чтение этой главы происходит всегда между 17 таммуза (день разрушения стены Иерусалима) и 9 ава (день разрушения Первого и Второго Храма). Мудрецы говорят, что дни эти в будущем станут величайшими праздниками – днем основания и освящения Третьего Храма; так же и дни наших скитаний по пустыне жизни, далеко не всегда радостные, приведут нас в итоге к приходу Машиаха – избавителя.
Перечисление (удвоенное) не только количества оста- новок в пустыне, но и их имен (сути каждой) наводит на мысль, что Тора говорит не просто об общей идее скитаний, но и дает некий алгоритм движения – приближения к Цели. Мы с вами уже узнали целый ряд имен Всевышнего, отра- жающих различные Его аспекты: Творец, Судья, Мило- сердный, Воитель и т. д. Здесь Тора рассказывает нам еще об одном, важнейшем, 42-буквенном имени Всевышнего. Рав Цадок-а-Коэн из Люблина пишет: «Известно, что 42 оста- новки и 42 перехода параллельны 42-буквенному Имени. И каждая буква – это ступенька Вверх. Между двумя сту- пеньками есть целое путешествие (работа), и тогда человек озабочен и подавлен. Достигая же очередной ступеньки, он обретает удовольствие и отдохновение. И так все люди во все дни их жизни. И в пустыне каждый переход имел свой уникальный смысл, а каждая остановка давала уникальную возможность постижения еще одной буквы Имени». По- этому каждая точка отправления не равнялась предыдущей точке прихода, но была выше ее в духовном смысле. Отсюда принципиальное различие между «пустыней Син» – точ- кой назначения и «пустыней Син» – точкой отправления.

Соединение в перечне переходов указаний на место, вре- мя и происходившие события представляет, по сути дела, алгоритм описания истории, и он инвариантен 42-буквен- ному Имени. Вывод одновременно предельно прост и уди- вителен. История народа или всемирная история – это диа- лог, который народ (или всё человечество) ведет с Творцом, и, изучая историю, мы нащупываем пути познания Всевыш- него. На более доступном нам уровне: наша личная история (биография) – диалог, который ведет с Всевышним каждый из нас, осознаем мы это или не осознаем.

Foto: Roy Lindman

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi@mail.ru).
Использованы материалы нового перевода и комментария Торы, идеи рава М.-М.
Гитика и Любавичского ребе.

Написать письмо в редакцию