Сентябрь 30, 2016 – 27 Elul 5776
Мистер Фокус

image

90 лет назад скончался знаменитый иллюзионист Гарри Гудини  

Не просто ловкость рук – искусство мага, –
И разноцветной ткани лоскуты
Внезапно превращаются в цветы,
И порванная вновь цела бумага…
О, фокусник! Попробуй, усложняя
Характер трюка, скрытого игрой,
Движением одним в цилиндр свой
Весь мир вместить – от края и до края.

Думается, герой нашего повествования не просто выполнил бы немыслимую задачу, предлагаемую автором этих поэтических строк, но и нашел бы способ заставить публику уверовать в то, что ему и это под силу. Способным на такое мог быть только талантливый мистификатор, каким и был Гарри Гудини, всю сознательную жизнь следовавший принципу: «Надуй других, не то они надуют тебя».

Яблоко от яблони…
Есть люди, в биографиях которых правда настолько тесно переплетена с вымыслом, что крайне трудно отделить зерна истины от прикрывающей ее шелухи. Вот, скажем, Эрик Вайс (а именно таково настоящее имя нашего героя) утверждал, что на свет появился в штате Висконсин. Хотя, по официальным данным, родители его эмигрировали в США из Будапешта 3 июля 1878 г., когда Эрику было четыре года. Место рождения имеет принципиальное значение в Америке для того, кто намеревается выставить свою кандидатуру на президентский пост, а Вайсу, казалось бы, незачем было вводить американскую общественность в заблуждение. Но, видимо, это было у него в крови: строить вокруг себя мир иллюзий, постоянно надевать маски, выдаваемые за истинное лицо.
Эрик происходил из еврейской семьи, причем очень религиозной. После переезда на жительство в Соединенные Штаты его отец Меер Семюэл получил пост раввина в реформистской синагоге Эпплтона в упомянутом уже Висконсине, а в 1887 г. переехал в Нью-Йорк. Каким он был лидером общины, неизвестно, но хорошего отца семерых детей из него, судя по всему, не вышло. Ими занималась мать Сесилия (Цецилия), урожденная Штайнер.
В семействах, где родители – верующие, и мальчики, и девочки чаще всего идут по их стопам, не нарушая религиозных предписаний. Но бывает и так, что яблоко от яблони падает очень далеко. Это случилось и с Эриком: таланты, которые позднее прославили его имя, проявились уже в раннем детстве. По сохранившимся свидетельствам, он без особого труда отпирал буфет, где отец и мать под ключом утаивали от отпрысков конфеты и печенье. Замки менялись, но, к восторгу братьев и сестер, Эрик, быстро начав разбираться в устройстве механизмов, вновь и вновь открывал перед первыми своими зрителями дверцы, по сути – в свое будущее, к ошеломляющим успехам. Но, помимо способностей, будущий артист обладал важной чертой характера – настойчивостью и упорством.
Не пропуская ни одного циркового представления, он каждый раз, когда выступали иллюзионисты, стремился быть не просто одним из зрителей, а пробраться как можно ближе к арене и увидеть то, что для публики оставалось вне поля зрения, то есть понять, в чем фокус. А потом дома часами отрабатывал какой-нибудь трюк – с монетами, лентами, картами, пока не получалось идеально. Но карточные фокусы воспринимались только узким кругом зрителей, а способности Эрика рвались на простор.
В девятилетнем возрасте Вайс впервые выступил – в заезжем цирке Джека Хефлера, причем один из номеров в программе был придуман самим юным дарованием. А в 11 лет Эрик бросил школу, решив, что всему необходимому научится сам. Но надо было помогать семье, и потому Вайс поступил учеником в слесарную мастерскую. Нескольких месяцев хватило на то, чтобы подмастерье достиг уровня мастера и показал своему наставнику изготовленную собственными руками отмычку, которой поддавался практически любой замок. Слесарное дело укрепило Эрика и физически: подросток стал мускулистым, выносливым.
Что же касается знаний, то их Вайс получал не только опытным путем. Он искал и находил книги «по теме», с жадностью поглощая их. У букиниста приобрел потрепанный том «Мемуары Роберта Гудина, писателя и мага, написанные им самим». Этот фолиант, принадлежавший перу авторитетного французского иллюзиониста (его настоящее имя Жан Эжен Робер-Уден, или Гуден), оказал на Эрика настолько сильное влияние, что он решил сменить свою фамилию на Гудини, дабы под ней появляться пред зрителями. А имя Гарри он взял в честь другого мастера жанра – Гарри Келлара, который прославился исчезновениями во время его выступлений клетки с птицей и парением девочки – участницы шоу – в воздухе.
Своими идеями Эрик-Гарри заразил младшего брата Теодора. Братья Гудини начали выступать на ярмарках, выставках, благотворительных вечерах, демонстрируя, в частности, впечатляющий номер «Освобождение от оков». Во время одного из выступлений из-за неловкого движения Гарри выплеснул добрую половину содержимого «волшебной» чаши на платье совсем еще юной девицы. Ею оказалась Беатрис (Бесси) Ранер. Знакомство, которое произошло при необычных обстоятельствах, привело к тому, что фокусник и его «жертва» стали мужем и женой. Более того: Бесси начала ассистировать Гудини, их совместные выступления продолжались долгие годы.

Главное – победить страх
Но если от оков в присутствии публики Гарри высвобождался легко и быстро, то выбиться из бедности оказалось гораздо сложнее. Нужна была, как бы сказали сегодня, серьезная «раскрутка», а пресса особого интереса к фокусам Гудини не проявляла. Требовалось нечто из ряда вон выходящее, подлинная сенсация. Чтобы сотворить ее, Гарри с помощью общих друзей познакомился с Энди Роуаном, шефом полицейских Чикаго. Нанеся вместе с супругой должностному лицу два визита вежливости в здании городской тюрьмы, Гудини предложил Роуану продемонстрировать «невозможное»: будучи в наручниках, освободиться от них без всякого инструмента и выйти из запертой тюремной камеры. Энди охотно согласился, дабы продемонстрировать городской общественности надежность замков, которые служат для изоляции заключенных. В назначенный день и час в присутствии прессы Гарри проделал этот невероятный трюк. Тем не менее репортеры заподозрили его том, что, побывав накануне с супругой в тюремных помещениях, фокусник сумел сделать слепки с ключей или с замков, и фактически осмеяли мага. Но недаром говорят: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним». Гудини выразил готовность повторить трюк, причем следующим образом: его предварительно раздевают донага, помещают за решетку, запирая к тому же одежду в другую камеру. На этот раз «взрыв» произошел: журналисты и сам Роуан были поражены – Гарри Гудини вошел в кабинет одетым. На следующий день газеты были полны восторженными статьями о «подлинном чуде».

Фрэдди ЗОРИН

 

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь