Сентябрь 26, 2014 – 2 Tishri 5775
Исчезнувший мир

image

В германской столице демонстрируют цветные фото, сделанные в канун Первой мировой войны  

Выставка в берлинском музее Martin-Gropius-Bau открылась как раз в канун 100-летия со дня начала Первой мировой войны и 175-летия рождения фотографии. Сегодня, в эпоху маниакальной фиксации мельчайших подробностей жизни на камеры смартфонов, многим трудно себе представить, что в начале прошлого века фотодело было уделом избранных. Снимки, представленные на выставке «Die Welt um 1914. Farbfotografie vor dem Großen Krieg» («Мир в 2014 г. Цветная фотография перед Великой войной»), делали истинные мастера, благодаря которым мы можем расширить свое представление о той эпохе. Экспозиция уникальна еще и тем, что работы появились в пору, когда цветная фотография еще только делала первые шаги.

Возникает вопрос, а подобает ли при помощи именно цветных фотографий напоминать о Первой мировой войне? Безусловно, да, потому что снимки подчеркивают, сколь красочным, разнообразным и безмятежным был мир накануне грандиозной бойни. И тем больнее осознавать, что его отправили в мясорубку войны под ура-патриотические возгласы. Готовя экспозицию, ее кураторы извлекали снимки из потрясающей архивной сокровищницы, полной волнующих мгновений, из которых был соткан исчезнувший мир.
У выставки три главных героя – Альбер Кан, Адольф Мите и Сергей Прокудин-Горский. Альбера Кана – французского банкира и филантропа еврейского происхождения – весьма впечатлило открытие автохромного процесса, запатентованного в 1903 г. братьями Люмьер и позволившего делать цветные снимки. Банкир с готовностью снаряжал фото- и киноэкспедиции в различные страны мира. Собираемые в ходе этих поездок снимки и киноленты пополняли его «Архив планеты». За 22 года Кан накопил 72 000 цветных фотографий и 183 000 м кинопленки. 120 снимков из этой коллекции представлены на выставке, где также демонстрируются документальные кинозарисовки из собрания Кана. Экспозиция в основном составлена из современных оттисков, но в нее включили и несколько оригинальных стеклянных пластин с фоточувствительным слоем (именно на них, а не на пленку фиксировали в ту пору снимки). Банкир отправлял фотографов в дальние страны не потому, что просто был одержим желанием получить как можно больше цветных снимков. Он словно предчувствовал, что над планетой нависла угроза. Его фотоэкспедиции были своеобразными миссиями мира в критической обстановке, сложившейся накануне войны на фоне индустриализации и ранней глобализации. Кан хотел продемонстрировать людям, кто живет вокруг них. В ходе этого проекта были запечатлены люди разных верований и убеждений. Они отличались друг от друга, но не выглядели кровожадными монстрами, которых нужно обязательно уничтожить. Кан надеялся, что снимки позволят народам установить заочный добросердечный контакт и люди не станут стрелять друг в друга. Его просветительский порыв был утопичен. Но банкир-филантроп не терял надежду, что его пацифистские идеи смогут наподобие снежного кома увлечь всё новых и новых людей.

Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию