Беседа с главой группы еврейской самообороны Киева Цви Ариэли 

– У общины был повод поволноваться зимой, когда в Киеве произошло несколько антисемитских инцидентов. С тех пор в столице не зафиксировано ни одного нападения или акта вандализма на почве антисемитизма. Стоит ли махать кулаками после драки? Или считаешь, что береженого Б-г бережет?
– Когда мы организовались, нападения еще продолжались. Впрочем, и до создания группы ребята из синагоги на Подоле патрулировали прилегающую территорию – просто с газовыми баллончиками. Один из них даже задержал подозрительного, смахивающего на скинхеда юношу с блокнотом, который зарисовывал план прилегавших к синагоге улиц и маршруты передвижения прихожан. И толку? В милиции ему задали пару вопросов и отпустили. Это случилось более чем за месяц до бегства Януковича и после нескольких нападений на евреев-ортодоксов. После одного из таких нападений российские журналисты оказались на месте происшествия буквально мгновенно – еще до того, как об инциденте узнали родственники жертвы. Не хочу впадать в конспирологию, но факт, согласитесь, примечательный.

Почему мы не самораспустились после того, как ситуация стабилизировалась? Потому что идет война. Да, она далеко от Киева, но никто не знает, насколько может расшириться эта зона нестабильности. А евреи ведь часто оказываются первыми жертвами конфликтов, даже не имея к ним прямого отношения, поэтому нужно быть готовым защитить общину. Разумеется, координируя свои действия с властью.

– А власть-то помогает? Или просто не мешает?
– Достаточно сказать, что мы – единственная в мире группа еврейской самообороны, которой на уровне руководства МВД разрешено носить и применять в случае вооруженного нападения огнестрельное оружие. Ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне, где существуют дружины «Шомрим», такого нет. Курирует нашу группу советник министра внутренних дел Виктор Чалаван – бывший спецназовец, который прекрасно разбирается в структуре ЦАХАЛа, отличая «Голани» от «Гивати» (элитные пехотные бригады Армии обороны Израиля. – М. Г.) и ЯСАМ от ЯМАМа (спецподразделения полиции. – М. Г.), и в доме которого висит портрет основателя «Моссада» Исера Хареля. Скажу больше: поначалу нам вообще предложили стать сотрудниками милиции и создать отдельное подразделение в составе МВД – этакий еврейский спецназ (улыбается). Но у каждого из нас своя жизнь, а для того, чтобы оберегать покой общины, погоны не нужны. В любом случае в МВД к группе относятся исключительно благожелательно: нам открыт доступ на базы для тренировок, о наших дежурствах ставят в известность начальников отделений УВД патрулируемых районов, обеспечивают спецсвязью.

– Что представляет собой ваша группа? И какой лично у тебя – ее лидера – боевой опыт?
– Я служил в бригаде «Голани», участвовал в антитеррористических операциях в ходе Второй интифады. Это и арест террористов, и подрыв лабораторий, и точечные ликвидации. После армии провел несколько лет в Киеве в качестве посланника «Бней-Акивы», вернулся в Израиль в 2005-м и несколько лет отработал в антитеррористическом подразделении территориальной обороны «Мивцар». Нас учили интуитивной стрельбе, захвату зданий и т. п. Работали на «территориях»: если террористы открывали огонь, стояла задача до прибытия армейского подразделения занять объект, откуда велась стрельба, и, по возможности, ликвидировать ее источник. Что касается киевской группы, то она разношерстная – от машгиаха при синагоге до адвоката. Ребята из разных общин – как религиозные, так и светские. Боевой опыт есть только у меня, остальным приходится учиться обращению с огнестрельным оружием и заниматься рукопашным боем. В частности, с Николаем Матулевским – президентом Украинской и Европейской федераций кунг-фу и вице-президентом Международной федерации. Между прочим, евреем.

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию