Еврейские герои Великой Отечественной, имена которых не на слуху  

По данным военных историков, доля гвардейских частей в Российской армии при министрах Сердюкове и Шойгу выросла до 70%. Народ смеется: мол, нырнул 2 августа в фонтан – получай звание гвардейца-десантника. В 1941 г. гвардейские части можно было по пальцам пересчитать. К тому времени, когда гвардейские знамена вручили первым четырем стрелковым дивизиям, большинство их воинов из первоначального личного состава лежали в сырой земле. Удивительное совпадение, на которое вряд ли кто обращал внимание: три из первых четырех дивизий, ставших гвардейскими, были сформированы в местах массового проживания еврейского населения (Бердичеве, Харькове, Черткове).
Могилевская область является местом рождения 4-й гвардейской орденоносной Апостоловско-Венской стрелковой дивизии. Она была сформирована как 161-я стрелковая дивизия ровно за год до нападения Германии на СССР. Штаб дивизии находился в Могилеве. Там же разместили несколько отдельных частей. На территории области – в Быхове, Полыковичах, Чаусах – были расквартированы стрелковые полки. Районы формирования определили и национальный состав будущих гвардейских дивизий.
161-ю дивизию комплектовали из молодежи призывного возраста, жившей в Белоруссии, – украинцев, белорусов, русских, евреев. Командный состав переводили из различных частей Красной армии. В мае 1941 г. штаб Западного особого военного округа получил распоряжение наркома обороны вывести все стрелковые дивизии и корпусные части в лагеря «для повышения боевой готовности войск».
Новая жизнь в полевых условиях для красноармейцев 161-й стрелковой дивизии была наполнена ежедневными напряженными занятиями. Одно из сложных упражнений – обкатка танками. Его тщательно отрабатывали все батальоны стрелковых полков.
Где-то через полмесяца дивизия получила пополнение. По распоряжению Могилевского областного военкомата находившихся в запасе жителей области внезапно вызвали на учебные сборы продолжительностью то ли 30, то ли 45 дней. На сборных пунктах военкомата из них комплектовали команды и отправляли на станцию Друть, где находился летний лагерь соединения. Там людей распределяли по стрелковым и артиллерийским полкам, отдельным батальонам и дивизионам, стараясь полностью укомплектовать личным составом все части.
Некоторые новобранцы знали друг друга по совместной работе, учебе, другие раньше жили по соседству. В 477-м стрелковом полку – им командовал подполковник Александр Слепко – поначалу подобралось могилевское землячество. Вскоре, однако, полк получил солидное подкрепление из разных областей. Хватало среди них и евреев. Начальником артиллерии полка был назначен капитан Арон Фридман. Одной из полковых артбатарей командовал старший лейтенант Лев Шулец. Младшие лейтенанты Арис Галицкий, Абрам Гуревич, Илья Носевич были взводными командирами у пулеметчиков. Лейтенанты Лев Векслер, Матус Мотлах, Евсей Плуткевич, Моисей Городнер командовали стрелковыми взводами. В полковую разведку определили старшего политрука Шая Лося, в штаб полка – старлея Лейбу Гуткина. Склад НЗ – неприкосновенных запасов боепитания – командир полка доверил лейтенанту Геннадию Липаку. Несколько позже, уже в ходе боев, дивизия пополнилась москвичами. Евсея Дозорцева начальник штаба определил в 477-й полк командиром стрелковой роты. Старший лейтенант Мордух Вихман там же командовал батальоном.
17 июня все части дивизии по приказу командующего округом выступили походным маршем по направлению к Минску. Известие о нападении Германии получили в пути. На пятые сутки войны дивизия понесла первые потери в результате удара авиации противника. Едва немецкие летчики отбомбились, как неприятельские танки и сопровождавшая их пехота двинулись на позиции 161-й стрелковой дивизии.
Атаки противника следовали одна за другой. О том, что все атаки удалось отбить, командир дивизии полковник Михайлов доложил в штаб корпуса лишь на исходе дня. Маршал А. И. Еременко в своих воспоминаниях отмечал, что в течение трех дней – 26, 27 и 28 июня – 100-я и 161-я дивизии героически сражались, обороняя подступы к Минску и нанося немалый урон противнику. К утру 28 июня нарушилась связь с остальными соединениями. Посланные в дивизии офицеры связи обратно не вернулись. В подчинении армии осталось всего две дивизии – 161-я и 100-я. До 30 июня они отражали натиск противника на рубеже реки Волма. В ходе этих ожесточенных боев обе дивизии потеряли до 30% личного состава и матчасти, ими было уничтожено несколько десятков танков противника. В течение ночи дивизиям предстояло перейти на восточный берег Березины. Однако здесь произошла досадная неувязка, характерная для того времени: ночью мост через Березину был взорван своими, и дивизии вынуждены были переправляться через реку, используя подручный материал.
***
Для сотен тысяч бойцов и командиров Красной армии их первый бой оказался последним. Обстановка в частях 161-й стрелковой дивизии частично отражена на страницах «Журнала боевых действий 2-го стрелкового корпуса». Из записей следует, что вплоть до середины июля дивизия успешно использовала свои боевые возможности. В итоге удалось уничтожить немало пехоты противника, танков, бронемашин и другой техники. О собственных потерях упоминаний нет.
В действительности же противник к тому времени осуществил операцию по окружению войск 2-й армии. Поначалу такого даже в мыслях никто не мог допустить. Но уже через несколько дней выбраться из леса не представлялось возможным – кругом хозяйничали немцы. Минское и Могилевское шоссе были буквально забиты вражескими войсками и техникой. А по бездорожью наши войска передвигаться не могли. Единственной возможностью добраться живыми до линии фронта оставался путь через леса и болота. С техникой преодолеть бездорожье не удалось. Солдаты тащили руками орудия, самые легкие из которых весили более полутонны. Не выдержав такой нагрузки, расчеты бросали непосильную ношу.

Владислав КАЦ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию