Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
Война без правил

image

Пентагон может оказаться «в одном окопе» с Ираном  

Вероятность резкого обострения ситуации в Ираке казалась в последние месяцы весьма высокой, однако, как это часто бывает, действительность превзошла даже довольно смелые прогнозы.

Ах, Самарра-городок, беспокойная я…
Пока победивший на выборах премьер Нури аль-Малики безуспешно пытался создать новую коалицию, север и северо-запад страны, где в последнее время не прекращались столкновения суннитских повстанцев и исламистов с правительственными силами, буквально взорвался. Кстати, сама электоральная победа возглавляемого аль-Малики блока относительна, т. к. для создания коалиции ему надо заручиться поддержкой многих политических сил, и то, что у него это получится, изначально вызывало сомнения. Поэтому если бы процесс формирования правительства занял многие месяцы или же премьером стал вообще не аль-Малики, а другой представитель шиитов, вряд ли кто-то был бы сильно удивлен. Однако развернувшиеся события отодвинули политические игры на второй план.

Нынешняя волна эскалации, коренным образом изменившая и так непростую ситуацию в Ираке, началась в первую неделю июня, когда боевики суннитской радикальной организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) силами, примерно эквивалентными батальону, внезапно атаковали город Самарра, где находится священная для шиитов мечеть Аль-Аскари. Сразу после того как на защиту Самарры были переброшены крупные резервы, ИГИЛовцы, а затем и союзные с ними группировки совершили то, чего иракские силовики не ожидали: несколько тысяч бойцов напали на столицу провинции Найнава, второй по величине город страны Мосул. В теории исламисты вряд ли могли бы одержать победу: численно силовики превосходили их в десятки раз по оснащению, и преимущество правительственных сил, располагающих, помимо прочего, многочисленной бронетехникой и даже боевой авиацией, было подавляющим. Так что же привело к фактическому разгрому нескольких дивизий армии и полиции с последующей утратой территорий и городов стратегического значения?

Ответ прост: бывают ситуации, когда на первый план выходит качество, и тогда ни численность солдат, ни количество боевой техники помочь не могут. Значительная часть силовиков, особенно полицейских, была набрана из местных суннитов. Это были наемники, чья мотивация для сражений с единоверцами, включая родственников, за подачки от аль-Малики, оказалась очень невысока. Не лучше показала себя и шиитская составляющая. Несмотря на приличное оснащение, боевая подготовка военных находится на низком уровне. Очень многие из них тоже служат ради денег, а не за идею. Более того, поскольку военная служба – занятие высокооплачиваемое, многие шииты «отстегивают» за это своим офицерам значительную часть зарплаты. Не будем также забывать о том, что в Мосуле и павшем впоследствии Тикрите (столица провинции Салах-ад-Дин, малая родина Саддама Хусейна) шииты фактически находились на суннитской территории. Куда уж тут воевать. В итоге правительственные силы были разбиты малочисленным и легковооруженным фанатичным противником, и это была довольно легкая победа. Будучи деморализованными по перечисленным выше причинам и потому абсолютно не готовыми к боям, они стали жертвой вспыхнувшей в их рядах паники. Когда паника началась, «эффект домино» уже нельзя было остановить. Небольшое количество военных погибло, подавляющее большинство бежало, а несколько тысяч военных и полицейских попали в плен к исламистам. Суннитов лидер ИГИЛа Абу-Бакр аль-Багдади решил помиловать, а вот шиитов начали массово расстреливать…

Из сообщений СМИ может создаться впечатление, что против правительственных сил воюет исключительно ИГИЛ. На самом деле это не так. На севере и северо-западе Ирака, в том числе и в Мосуле, действуют еще несколько крупных группировок исламистов (более умеренных) и приверженцев партии БААС. Их отношения друг с другом и с ИГИЛом гладкими назвать сложно. Именно этот разброд – одна из уязвимых точек суннитов в их дальнейшим противостоянии с центральными властями. Как показал сирийский опыт, самому радикальному из радикалов ИГИЛу отнюдь не присущи такие качества, как гибкость и уживчивость с союзниками. Тот, кто не желает жить по его законам и понятиям, рано или поздно превращается во врага, что мы, собственно, и видим в Сирии, где местное отделение этой организации почти перестало воевать с лоялистами, зато вовсю «рубится» с повстанцами и курдами. Таким образом, важнейшим для иракских реалий остается вопрос о том, с частью ли суннитских группировок рассорятся архиисламисты или

Давид ШАРП

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию