Июль 25, 2014 – 27 Tammuz 5774
Бойцы невидимого фронта

image

Таких фронтов у Израиля множество, и один из них – историко-археологический  

Чтобы понять это, достаточно побеседовать с любым арабом и увидеть, с какой страстной убежденностью он отрицает связь нашего народа с этой землей. Не особо задумываясь над тем, что это противоречит не только фактам, но и Корану, арабы напрочь отвергают исторический характер ТАНАХа и доказывают, что Иерусалим никогда не был еврейской столицей, что евреи здесь никогда не жили, а если и жили, то это были «совсем другие евреи», говорившие на другом языке, что вся древняя еврейская история – не более чем поздняя фальсификация.

При этом у них находится немало союзников как на Западе (недавно 38-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО утвердила иордано-палестинский доклад, требующий от Израиля немедленно прекратить все несанкционированные раскопки, которые якобы угрожают порчей исторического наследия Старого города Иерусалима), так и в Израиле, причем даже в стенах исторического факультета Тель-Авивского университета.

С этой точки зрения, каждая новая историческая находка, подтверждающая правдивость библейских текстов или просто вековечную связь евреев с этой землей, – еще один артиллерийский залп этой войны, еще одно выигранное локальное сражение. Вот почему Управление древностей Израиля с полным правом можно назвать еще одним спецназом Израиля, а все его сотрудники – археологи, исследователи, реставраторы и т. д. – с полным правом могут быть названы бойцами этого спецназа.
Недавно бюро правительства Израиля по связям с прессой организовало для группы русскоязычных журналистов экскурсию в лаборатории Управления древностей, которые отвечают за реставрацию, сохранение и подготовку к выставкам находок археологов.

Рукописи не горят. Но ветшают
– Управление древностей Израиля считает своим долгом не только поддерживать физическое состояние памятников старины, но и делиться своим достоянием, показывая его миру, – говорит руководитель группы Пнина Шор.
– В процессе работы я думаю о том, что передо мной кожа или папирус. Но всякий раз, когда просто задумываюсь, над чем работаю, – мороз по коже, – призналась Елена Либман, заведующая лабораторией реставрации рукописей.
А работает Елена со свитками Мертвого моря. История обнаружения этих рукописей (которые принято называть также кумранскими свитками и свитками Иудейской пустыни) широко известна (см. инфобокс). Однако не многие знают, что же собой представляют эти свитки и с какими трудностями пришлось столкнуться тем, кто старается сохранить их для будущих поколений.
– Сегодня в распоряжении Управления древностей находится порядка 900 древних свитков, найденных в различных пещерах Мертвого моря, – рассказывает Пнина Шор. – Самые ранние из них датируются IV–III вв. до н. э., самые поздние – II в., то есть периодом восстания Бар-Кохбы. Большинство свитков представляют собой рукописные копии различных книг ТАНАХа, по большей части совпадающие с каноническим текстом, и это однозначно доказывает справедливость утверждений о том, что евреи сумели пронести эти тексты через тысячелетия. Конечно, отдельные разночтения со знакомыми нам текстами имеются, но их немного. Датируются эти манускрипты периодом от 250 г до н. э. до 68 г. (период позднего Второго Храма, или эпоха эллинизма). Большинство написаны на иврите. Любой израильский школьник, владеющий алфавитом, способен прочитать тексты. Некоторые свитки написаны на арамейском языке, который был разговорным языком той эпохи. Тип письма также различен: палеоиврит и квадратное письмо. Палеоиврит использовали евреи до разрушения Первого Храма. В Вавилонском пленении они научились квадратному письму, с которым через 50 лет возвратились на Землю обетованную. При этом не было забыто палеописьмо, которое евреи считали священным. Основной писчий материал – пергамент из козьей или овечьей кожи, изредка папирус. Чернила, за единственным исключением, угольные. Один только свиток начертан на меди (хранится в Иорданском археологическом музее в Аммане). Помимо канонических текстов, свитки включают в себя различные апокрифы, например «Книгу Ханоха», «Книгу о войне Сынов Света с Сынами Тьмы» и т. д., не вошедшие в канон псалмы, а также уникальные документы еврейской коммуны, которая после разрушения Второго Храма обреталась в Иудейской пустыне. Эти свитки – сокровище не только нашего народа, но и, безусловно, всего человечества. Интерес к ним огромен, и потому в нашу задачу входит также их подготовка к показу на выставках по всему миру.

qumran

Пнина Шор (справа) и Елена Либман

Слушая Пнину Шор, я невольно вспомнил, как совсем недавно под давлением исламистов была сорвана подобная выставка в Париже. Эти люди прекрасно поняли, что более веское доказательство древности ТАНАХа и непрерывности цепочки еврейской культуры и традиции трудно придумать: тот же алфавит, те же тексты, которые без труда может прочесть любой израильский школьник.

Выясняется, что в начале 1990-х гг. свитки Мертвого моря оказались на грани гибели. Ведь в течение десятилетий не учитывалось то, что для сохранения пергамента необходимы определенные температура и влажность воздуха (именно благодаря особым климатическим условиям пещер Иудейской пустыни эти рукописи и сохранились в кувшинах, в которые они были спрятаны), что этот уникальный материал боится прямого солнечного света. Вдобавок реставраторы 1950–1960-х гг. пользовались для соединения фрагментов свитков только появившейся тогда липкой лентой. Однако время показало, что слой клея на скотче с годами стареет, чернеет и разъедает пергамент.
Спасла кумранские свитки массовая алия из СССР. Репатриировавшиеся в Израиль в начале 1990-х сотрудники советских музеев и НИИ сегодня составляют заметную часть работников различных структур Управления древностей, а в лаборатории по реставрации и консервации свитков, возглавляемой Еленой Либман, все пять сотрудниц родом из СССР.
– По специальности я искусствовед, окончила истфак МГУ, затем работала хранителем отдела графики в Музее им. Пушкина, а потом попала в отдел рукописей НИИ реставрации, и там начала работать с пергаментом. Этот опыт пригодился мне в Израиле. В 1991 г. я была первым сотрудником нашей лаборатории, а когда стало ясно, что одному человеку с таким объемом работы не справиться, мы стали искать и других специалистов.

Сотрудницы лаборатории Елены Либман смогли очистить свитки от клея, оставленного скотчем, и, используя опыт лучших музеев мира, разработали способы их хранения и экспозиции. Для подготовки, к примеру, свитков к выставке уникальные артефакты помещаются между двумя слоями полиэстерной ткани и укладываются в рамочку, после чего вся площадь вокруг свитка прошивается специальными нитками. Так что время от времени Елене и ее коллегам приходится быть еще и швеями.
Сейчас в лаборатории завершается процесс фотографирования свитков методом спектральной фотографии, используемым в НАСА. Создатель этого метода, обеспечивающего фантастически высокое разрешение и выявляющего все недостатки состояния свитка, американский ученый Грегори Берман является сегодня консультантом управления. Процесс фотографирования производится в абсолютной темноте, причем каждый фрагмент свитка имеет право положить под объектив фотокамеры только одна из сотрудниц лаборатории: мужским рукам тут не доверяют. Снимки производятся на 12 спектрах волн (из них только семь видимы глазу), с 28 ракурсов, что помогает увидеть мельчайшие подробности фрагментов свитков, прочитывать тексты даже на поврежденных участках кожи. Каждые полгода фрагменты свитков фотографируют заново, чтобы в сравнении заметить изменения кожи, на которых записаны тексты.

qumran

Сегодня для сохранности фрагментов свитков используются специальные материалы и особые условия хранения

Несмотря на столь подробное изучение, у кумранских свитков еще немало тайн, которые предстоит разгадать исследователям. Между тем историки узнают о прошлом не только и не столько по свиткам, сколько по сохранившейся до наших времен домашней утвари, одежде, остаткам пищи – всему тому, что французский историк Бродель называл «структурами повседневности».

Петр ЛЮКИМСОН
Фото Галины Маламант и пресс-службы Управления древностей

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.



ЛЕГЕНДА О КУМРАНСКИХ СВИТКАХ
Находка исторических свитков – сама по себе история, овеянная и легендами, и мистикой. В различных версиях есть как расхождения, так и совпадения. Мы расскажем эту историю так, как услышали ее из уст тех, кто работает над свитками.

Исследователи полагают, что ессеи, члены кумранской общины, спрятали свои рукописи в близлежащих пещерах во время еврейских восстаний в 66 г., незадолго до того, как римские войска уничтожили общину. Целью ессеев было сохранить эти свитки для будущих поколений. Легенда гласит, что обнаружил свитки подросток-бедуин. Он искал козу, которую пас, и решил, что она провалилась в пещеру. Подросток бросил камень в отверстие, но вместо блеяния козы услышал звук разбитого кувшина. Он залез в пещеру, которая оказалась заполненной глиняными кувшинами, а в них находились свитки.

qumran

Свитки – это более 900 рукописей, являющихся наиболее древними известными фрагментами Пятикнижия. Они состоят из небольших, а то и тысяч совсем мелких фрагментов

Бедуины не знали ценности находки, но решили получить хоть какую-то выгоду для себя. Летом 1947 г. подросток-пастух вместе с братьями понес непонятные рулоны из кожи в Вифлеем, чтобы показать находку сапожнику. Тот увидел на коже записи и отправил ходоков к торговцу древностями, который купил у бедуинов свитки. Почему-то решив, что надписи сделаны сирийским письмом, антиквар отправился проконсультироваться с епископом сирийского православного монастыря Святого Марка в Иерусалиме. Тот отверг предположение о сирийском письме, но купил четыре свитка.

В ноябре 1947 г. о свитках узнал археолог профессор Елеазар Сукеник, специалист по археологии Палестины из Еврейского университета в Иерусалиме. Он выкупил у антиквара три свитка. Есть исторический снимок, на котором запечатлено, как Сукеник через лаз в заборе монастыря берет принадлежащий епископу свиток, который тот дал для исследования с условием возврата. Почему Сукеник решил, что свитки оригинальные и ими стоит заниматься? Потому что на различных письменных источниках двухтысячелетней давности, в частности керамических осколках с надписями, присутствовало идентичное письмо. Углеродный анализ подтвердил датировку свитков.
Согласно свиткам, ессеи писали, что их рукописи будут найдены через 2000 лет, когда на этой земле вновь возникнет еврейское государство. Сбылось: 29 ноября 1947 г. ООН провозгласила о разделе Палестины и образовании Государства Израиль. С этого началась бесконечная арабо-израильская вражда, из-за чего обстановка в Израиле накалилась до предела. В Иерусалиме вспыхивали уличные бои. Тем не менее Сукеник приступил к исследованию свитков. А епископ тем временем отбыл в США, забрав с собой остальные рукописи.

– Известия о свитках не было долгих пять лет, – рассказывает Пнина Шор. – К этому времени Сукеник умер. Как вдруг в 1954 г. в Wall Street Journal появляется объявление. Его содержание едва ли могло привлечь внимание археологов: «Продаются четыре манускрипта библейской эпохи, датируемых по меньшей мере 200 г. до н. э. Они могут стать идеальным подарком для образовательной или религиозной организации от частного лица или группы лиц». К счастью, объявление случайно увидел сын профессора Сукеника, генерал Игаль Ядин, также археолог. Он сразу понял, о чем речь, и обратился к официальным представителям Израиля, которые через подставное лицо выкупили свитки за 250 тыс. долл. 1 июля 1954 г. рукописи возвратились в Израиль.

Нашелся и восьмой свиток. Он долгое время оставался у антиквара, который хранил его под кафельным полом, куда стекала вода, и потому был в плачевном состоянии. Это так называемый Храмовый свиток, самый длинный – 11 м.
Снимки свитков собраны в цифровой Библиотеке свитков Мертвого моря им. Леона Леви, насчитывающей 10 тыс. фотографий, выполненных с применением новейших технологий, и размещены на многоязычном сайте www.deadseascrolls.org.il

Галина МАЛАМАНТ

Написать письмо в редакцию